Социокультурный словарь - Энциклопедии, Словари - Библиотека - Библиотека "Приятное с Полезным" - Приятное с Полезным: творчество,лайфхаки,мистика, и др.
Главная » Файлы » Библиотека » Энциклопедии, Словари

Социокультурный словарь
[ Скачать с сервера (272.5Kb) ] 04.12.2009, 22:36
Основные термины, используемые в книге А.С.Ахиезера
"Критика исторического опыта"

Данный текст получен путем сканирования 3-го тома (Социокультурный
словарь) первого издания книги "Критика исторического опыта" (1991 г.).
В связи с трудностями сканирования, приносим извинения за большое число
опечаток и отсутствие нескольких статей, не поддавшихся сканированию.

АБСТРАКТНОСТЬ - характеристика культуры, социальных отношений,
воспроизводственной деятельности, составляющая наряду с конкретностью
дуальную оппозицию, полюса которой находятся в состоянии амбивалентности.
Культура и т.д., рассмотренные во всемирно-историческом масштабе,
развиваются от абстрактного к конкретному, т.е. формируются как результат,
предпосылка и проявление все более глубоких и широких обобщений, смыслов и
их систем, знаний, создавая все более совершенную всеобщность; всеобщее
основание конкретной деятельности, движения мысли, творчества, рефлексии.
Тем самым человек реализует свою исторически сложившуюся возможность
воспроизводить себя, общество, очеловеченную реальность в их все более
сложном, динамичном, сущностном единстве. Вместе с тем
всемирно-исторический процесс развития культуры и т.д. есть движение от
конкретного к А., т.е. новые явления поначалу осваиваются абстрактно, в
значительной степени вне и независимо от исторически сложившегося
культурного богатства, вне ранее освоенного сущностного единства,
антиномичного по отношению к новому. Для процесса конкретизации
абстрактного нужно время. Отсюда каждый акт развития есть поиск меры А. и
конкретного. Мера А. и конкретного меняется с изменением времени и
пространства, она различна на разных уровнях общества, в разных типах
воспроизводства. Поиск меры не исключает возможности в соответствии с
логикой инверсии сведения осмысляемого явления к односторонне понятому
ранее сложившемуся конкретному или односторонне понятому абстрактному, что
открывает путь расколу в культурном основании деятельности, в социальных
отношениях, в воспроизводстве. Недостаточная по отношению к сложности
возникающих проблем способность людей искать эту меру приводит к
дезорганизации процесса осмысления, принятия решений, к утопизму,
манихейскому разведению нераздельного, к биению, т.е. подмене поиска меры
быстрым многократным переходом от ранее сложившегося абстрактного к
случайному новому явлению не ставшему предметом обобщения и обратно.
Под А., следовательно, можно понимать; а) обязательное культурное
методологическое основание движения к конкретному любого акта осмысления,
решения, действия. Оно всегда начинается с абстрактного противопоставления
исторически сложившейся культуры (абстрактного богатства) и некоторого
подлежащего осмыслению, интерпретации явления; б) культурное основание
значимо отстающее от сложности мира, с которым имеет дело субъект, т.е.
недостаточно "втянувшее" в себя конкретное, что создает условия для
односторонних, абстрактных, недостаточно эффективных решений.
Каждый акт человеческого развития может быть определен через способность
человека преодолеть оппозицию: абстрактное - конкретное, через выдвигаемую
им меру, или наоборот через возможное стремление избежать ее поиска,
склоняясь к повторению абстрактных результатов прошлого. Эта
недостаточная способность поиска меры, принявшая массовые масштабы, при
решении сложных проблем
становится национальны" бедствием. Практически все нравственные идеалы
России, за исключением утилитаризма, страдают в этом смысле А., т.е. не
дают достаточных культурных оснований для доведения абстрактного идеала до
конкретной меры, соответствующей сложности общества. Это одно из важных
свидетельств отставания культуры от реального усложнения проблем. Сегодня
особенно опасна А. в либерализме, который, исходя из оправдавшего себя
прошлого опыта, связанного с иными историческими условиями, с иной
самобытностью, игнорируя мощь массового традиционализма, может предложить в
качестве решений абстракции, которые не открывают обществу достаточно ясный
путь для эффективных значимых решений, для следования социокультурному
закону, превращению А. в реальные социальные отношения, не дают меры,
соответствующей сложности общества. Важной формой абстрактного отношения к
реальности является использование неадекватных сложившихся в иной
социальной ситуации художественных и научных методов. Например,
использование традиционного русского реализма для описания реальности после
1917 года приводило к господству в литературе абстрактной идеи над
реальностью. Экстраполяция западной политической экономии на
доэкономическое общество с господством псевдоэкономики, западной
политической науки на синкретическое государство, на личность, с
преобладанием вечевого менталитета и т.д. не дает возможности
ориентироваться в реальности, ее прогнозировать, Это создает крайне
недоброкачественную иллюзорную основу как для объяснения и понимания
общества, так и для уловления им.
В качестве абстрактного можно рассматривать, например, культурные
предпосылки решений, которые получены в результате односторонней
экстраполяции (без должной корректировки интерпретаций), элементов сложной
культуры на осмысляемый объект. А. - результат использования элементов
некритически вырванных из контекста культуры других эпох и других народов.
А. возникает в результате попыток решать общественные проблемы на основе
аналогии с машиной, на основе ограниченных догм, любой формы фетишизма.
Всякое устойчивое абстрактное, т.е. отставшее от сложности решаемых
проблем, основание воспроизводства неизбежно стимулирует абстрактное
воспроизводство, воспроизводство абстрактных социальных отношений,
отличающихся относительно низкой эффективностью функции, не отвечающих
реальной сложности общества, глубине сложившихся противоречий, масштабам
энтропийных процессов, дезорганизации, реальному вызову истории. Это
систематически имеет место в условиях раскола, составляет элемент его
воспроизводства, формирует систему интеграции общества, которая приобретает
характер псевдо..., т.е. нацеленность на интеграцию общества ценой
упрощения, гигантских жертв, подавления рефлексии, профессионализма,
разнообразия, экономики, полноты жизни, возрастающего множества явлений
творчества, свободы и т.д. В таком обществе при решении сложных проблем
преобладают хромающие решения, постоянно себя отрицающие. Подобное общество
неизбежно управляется бюрократией, которая по самой своей сути обладает
ограниченными каналами информации, т.е. является абстрактной системой
управления. Например, в сфере хозяйства она неизбежно сползает к
ограниченной совокупности показателей, которые в расколотом обществе
минимальным образом эклектично обеспечивают хозяйственную интеграцию.
Абстрактные показатели - компромисс между возрастающим усложнением
хозяйственной жизни и ограниченной пропускной способностью каналов
информации системы управления. В связи с тем, что она растет значительно
медленнее сложности общества, А. управления возрастает. Это приводит к
нарастающему росту социокультурных противоречий между культурой и
социальными отношениями, снижению эффективности управления.
Неспособность в достаточной степени конкретизировать знания реальности
порождает мучительное противоречие между абстрактностью культуры и
сложностью проблем, что может породить попытки их упростить, разрушающие
высшую культуру, социальные отношения и т.д.
Однако этот крайний вариант может иметь место лишь после неудач попыток
критики исторически сложившейся А. посредством его конкретизации. Возможны
попытки возврата к какому-то старому варианту А., который может быть
воплощен в массовом нравственном идеале. Этапы исторических циклов
отличаются друг от друга господством разных абстрактных обобщений прошлого
опыта, связанных с разными нравственными идеалами. Выход лежит на пути
повышения массовой способности общества постоянно находить меру между ранее
сложившейся А. и накапливаемыми за ее границами новшествами, т.е. в
массовой конкретизации культуры, воспроизводства и т.д. Диалог- важнейшее
средство этого процесса.
АВТАРКИЯ- способ противостояния развитию большого общества, сохранения
мощи локализма, традиционализма; одно из проявлений неорганичности
общества, в частности, псевдоэкономики в промежуточной цивилизации. А.
выражает стремление локальных миров сохранить максимальную независимость -
хозяйственную, информационную и т.д. в условиях `сложившегося разделения
труда. А стимулируется господством культуры, которая в той или иной
степени реагирует на большое общество ростом дискомфортного состояния, что
активизирует попытки сохранить комфортное представление и образ жизни
локального мира. Консервативная ориентация, лежащая в основе А., тормозит
интенсификацию связей для решения новых творческих задач, поиска новых
целей производства, повышения результативности своей деятельности,
перераспределения функций с другими сообществами и людьми с целью общего
подъема в обществе. А. является объективной основой сопротивления развитию
рынка, экономических отношений, характеризуется стремлением повсеместно
установить преграду организационной революции, остается стимулом
натурализации народного хозяйства, идеологии антитоварников.

АВТОРИТАРНО-ЛИБЕРАЛЬНЫЙ ИДЕАЛ - одна из форм гибридного вечевого
либерального идеала; находится в состоянии амбивалентности с
соборно-либеральным идеалом. А.-л. и. характеризуется стремлением соединить
в единое целое авторитарные ориентации массового сознания с либерализмом,
либеральными реформами" использовать веру народа в высшее руководство для
реформ.

АВТОРИТАРНЫЙ НРАВСТВЕННЫЙ ИДЕАЛ - один из основных нравственных идеалов
общества, составляющий с соборным нравственным идеалом дуальную оппозицию,
полюса которой находятся в состоянии амбивалентности. Оба полюса возникают
в результате расчленения вечевого нравственного идеала, распада
синкретизма. А.н.и., как и любой господствующий идеал, становится
культурной нравственной основой для воспроизводства интеграции общества,
для решения медиационной задачи, т.е. соединения массового сознания
(возможно со слабо и односторонне развитыми ценностями государства) и
социальных интеграторов, прежде всего государства. Истоки А.н.и.
заключаются в потребности традиционного общества, традиционной цивилизации
сохранить статичный тип воспроизводства, оградить оправдавшее себя
накопленное богатство культуры от опасных разрушительных инноваций. Это
обеспечивалось в традиционном обществе всеобщей верой, что истинный субъект
находится вне личности. А.н.и. возникает как абсолютизация монолога на
основе древних традиционных представлений об авторитарном главе
патриархальной семьи, о тотеме. Подобные представления экстраполировались
на все общество, на его первое лицо, т.е. князя, царя, генерального
секретаря и т.д., на руководителя организации, сообщества, ведомства,
вотчины (см. феодализм). Первое лицо по этим представлениям способно
непосредственно или опосредованно наставлять своих "детей", провести их
подчас через мучительную инициацию, обеспечить партиципацию, спасти от
мирового зла, а также предотвратить отпадение от высшей Правды. А.н.и.
характеризуется страхом перед неконтролируемым ростом разнообразия,
стремлением подавить, максимально ограничить диалог, усилить централизацию
решений, упорядочить "жидкий элемент" вплоть до крепостничества, до
воплощения принципа, чтобы "никто без дела не шатался", чтобы каждый был
"крепок" своему месту. А.н.и. требует ликвидации всех форм неконтролируемой
деятельности, не взирая на риск появления мертвых зон в обществе, бесхозных
функций, на последствия подавления источников творчества, очагов развития,
на опасность "заморозить" общество, на рост серого творчества. Движущей
силой А.н.и. в большом обществе является массовая вера в него как гаранта
от разрушения уравнительности, сохранения "справедливости". В условиях
циклического развития России А.н.и.
превращается в господствующий в результате кризиса, краха господствующего
нравственного идеала предшествующего этапа. А.н.и. становится
господствующим как оппозиция соборному идеалу, как результат его
амбивалентного превращения. "Прежние государи искали творить не свою
власть, но выражать соборную совесть народа" (Солженицын А. Соб.соч. Париж,
1983, т.13, с.84). А.н.и. превращается в господствующий как массовый ответ
общества на разрушительные последствия локализма, на опасность катастрофы,
вызванной общей дезорганизацией, банкротством попытки общества обеспечить
свою целостность, интеграцию на основе альтернативного идеала, в результате
крушения надежд широких масс, возникновения массового дискомфортного
состояния. А.н.и. захватывает ведущее положение, достигает апогея
могущества, но затем постепенно подрывает основы общественного
существования, снижает эффективность труда, всех форм конструктивной
деятельности, доводит страну до истощения жизненно важных, в частности,
человеческих ресурсов, снижает поток социальной энергии ниже нижнего порога
жизненного пространства общества, включая, `возможно, подавление
товарно-денежных отношений. А.н.и. уменьшает способность решать
медиационную задачу, так как. слабеет нравственная связь людей с властью,
люди ослабляют воспроизводство авторитарных институтов, перестают снабжать
их ресурсами. Жизнь в этой ситуации уходит из официальной системы. В
конечном итоге А.н.и. выявляет утопичность своих ценностей в той степени, в
какой общество использует его как рычаг прогресса; раскрывается его тайна,
состоящая в том, что за древним тотемическим идеалом существует
сословность, хотя, возможно, и слабая, раскрывается основное заблуждение
массового сознания, т.е. вера, что начальство в принципе все может, может
решить все проблемы, если захочет, если не отпадет от Правды.
А.н.и. может быть крайним и умеренным. Первый в соответствии с логикой
инверсии в максимальной степени доводит до логического конца сосредоточение
всех сил общества в едином центре, воплощенном в первом лице; открывает
путь деспотизму, террору в массовом масштабе. В России господство этого
идеала имело место дважды, т.е. на четвертом этапе обоих глобальных
периодов, как фокус каждого из них. Это господство охватывало в первом
случае в основном царствование Петра 1, во втором - совпало с господством
сталинизма, который принял характер тоталитаризма. Умеренный А.н.и.
возникает в результате вялой инверсии, тормозимой медиацией. Для него
характерно стремление сочетать авторитаризм с элементами права, попытки
сохранить относительную возможность для функционирования источников
творчества. Умеренный А.н.и. опирался на представление о власти отца,
осуществляемой в рамках обычая, традиций, основе ной в конечном итоге на
согласии семьи, рода, соответствующих институтов ("Царь решил, а бояре
приговорили"). Умеренный А.н.и. может быть ранним, т.е. реакцией на крах
господства соборного нравственного идеала и составлять этап на восходящей
ветви глобального периода. В России господство А.н.и. имело место на втором
этапе каждого глобального периода, т.е. от правления Ивана Калиты до
реформы 1555 года, на этапе военного коммунизма.
А.н.и может быть поздним, т.е. реакцией на крах господствующего
нравственного идеала всеобщего согласия. Поздний А.н.и. - этап на
нисходящей ветви глобальных периодов. В России его господство им ело место
в первом глобальном периоде - от 1825 по 1856 год, во втором - этап застоя.

АМБИВАЛЕНТНОСТЬ - фундаментальная логическая характеристика мышления,
культуры, нравственного идеала, всей человеческой жизнедеятельности,
способность человека идеально и материально осваивать, осмыслять любое
интересующее субъекта явление через дуальную оппозицию, постоянно искать
пути формирования смысла через полюса этой оппозиции, находить смысл как
фокус преодоления оппозиции, как меру снятия противоречия, соотнося их друг
через друга между полюсами. А,- диалектический процесс, диалектика и есть
логика А. А. - механизм единства исключающих друг друга полюсов дуальной
оппозиции, механизм их взаимного изменения, взаимодополнения,
взаимопроникновения, механизм постоянного "переваривания-смысла через
каждый из полюсом Осмысление - переход между ними.
А. выступает в формах инверсии и медиации. Инверсия характеризуется
абсолютизацией различных полюсов. Снятие противоположности полюсов возможно
в этих условиях лишь как абсолютизация истинности одного полюса при
нивелировке другого, отождествлении смысла с одним из полюсов. Для инверсии
характерно стремление решать проблемы молниеносно (логически вне времени),
т.е. не задерживаясь между полюсами оппозиции, а перескакивая с одного на
другой. Например, отожествление любого явления, вещи, нравственного общ1ка
соседа, механизма и т.д. с добром, с прекрасным, полезным и т.д. может
инверсионно перейти к противоположным оценкам, т.е. как зла, уродства,
вреда и т.д. В основе этой оборотнической логики лежит представление, что
отказ от одного полюса тождествен переходу к другому полюсу извечно
существующих оппозиций. Инверсия склонна сводить диалог полюсов к смене
одного монолога другим и обратно, например, в оценке, осмыслении того или
иного явления монолог "начальства" может смениться осмыслением "работяги",
но невозможен их синтез. А, здесь выступает в примитивной форме смены
полюсов оппозиций, в форме биения.
Медиация переносит центр тяжести за рамки перехода от одного полюса
сложившейся оппозиции к другому, на поиск нового сложного и противоречивого
смысла, где оппозиции постоянно изменяются, создаются новые, где
противоположность полюсов превращается в противоречие, которое в результате
его преодоления дает качественно новый результат, новый смысл, новые
дуальные оппозиции.

АМОРТИЗАТОРЫ СОЦИАЛЬНЫЕ - социокультурные институты, способные
воспринимать сигналы о развитии СОЦИОКУЛЬТУРНЫХ противоречий и принимать
меры по их преодолению, стимулировать способность общества следовать
социокультурному закону. А. с. фиксируют рост скрытого или явного
недовольства, рост массового дискомфортного состояния, актуализируют
программы соответствующих мер.
В либеральной цивилизации такими А. с. являются свобода печати,
парламент, включающий оппозицию, демонстрации, выборы и т.д. А. с.
переводят, реально или потенциально, опасные процессы в предмет
повседневной озабоченности общества, уменьшая надежду, что все сладится
как-нибудь само собой заботой тотема, действием объективных законов
истории, бюрократией и т.д. Отсутствие соответствующих А.с. приводит к
явлению, которое можно назвать уходом болезни вглубь. В обществе
промежуточной цивилизации, отягощенной расколом, либеральные интеграторы
необходимы, так как они могут быть центрами борьбы за повышение
нравственного уровня общества, личной ответственности за большое общество.
Но они и опасны (см. Заколдованный круг). так как могут породить самим
своим существованием дискомфортное состояние, стать реальным возбудителем
активизации архаичных сил, локализма, вечевого идеала. Отсюда гневные слова
по поводу "парламентской говорильни" слуг буржуазии, обманывающих народ
"видимостью борьбы", лжевыборов, где все кандидаты куплены, пресса лжива
проявление страха перед соответствующими институтами и т.д. Каждый
нравственный идеал несет в себе определенный тип интерпретации А.с. Вечевой
идеал связан со способностью веча, сельского мира обеспечивать порядок,
авторитарный идеал - с первым лицом, тотемом как высшей ценностью.
Утилитарный идеал открывает возможность формирования сложных А.с, на основе
гибридных идеалов, включающих элементы либеральных и традиционных А.с.

АНТИМЕДИАЦИЯ - стремление личности, больших масс людей в кризисной
ситуации в результате роста дискомфортного состояния искать выход не в
углублении срединной культуры, медиации, но в повороте назад, т.е. в
попытках вернуться к более древним пластам культуры, уничтожить очаги
прогресса, сломать наиболее развитые формы конструктивной напряженности,
смести государство, возможно, отойти от медиации вообще, опереться на
ограниченную инверсионную логику, на серое творчество, не взирая на
возможность разрушительных последствий подобных действий, приводящих к
социальной катастрофе, к схлопыванию. В основе А. лежит традиционализм,
возможно, с определенным добавлением утилитаризма. Слом конструктивной
напряженности может привести к восстановлению чисто традиционных форм его,
которые, однако, не избегнут влияния утилитаризма. Это можно наблюдать в
индивидуальном поведении, когда личность в стрессовой ситуации забывает о
наработанных в культуре правилах поведения, переходит к насилию, к
хулиганским действиям А. можно видеть в ответе крестьянства на наступление
товарно-денежных отношений, т.е. в возврате к общине, к уравнительности,
натурализации отношений, локализму, к власти, которая должна "всех
равнять".
Этот ответ можно видеть в стремлении общества в определенной ситуации
растоптать опыт собственного прогресса, опыт критики истории, вернуться к
господству инерции истории, циклов истории.
Вспышку А. можно объяснить тем, что масштабы сложности ситуации превысили
возможность накопленного исторического опыта, шаг новизны приемлемой в
данной культуре, значительно меньше шага, необходимого для решения
проблемы. А. - банкротство недостаточно богатого культурного опыта перед
лицом сложности социальной жизни. А. может выступать в разных
идеологических формах: в форме пугачевщины, в форме национализма, возврата
к древним утраченным ценностям, под маской либерализма, в различных
гибридных идеалах и т.д. Блестящее описание результата А. можно найти у
А.Платонова. Он показывает "крах цивилизации. Падение с вершин
тысячелетнего развития на самую примитивную ступень, ....способность
человеческого разума, потерявшего опору в культурных ценностях, накопленных
всей цивилизацией" "провалиться" до инстинктивного, пещерного
мироощущения... все постижение мира происходит только в эмоциональной сфере
(Шиндель А. Знамя. 1989, N9, с.211, 214).

АНТИСЕМИТИЗМ - одна из попыток конкретизации мирового зла, поиска
антитотема, представление о том, что зло воплощается в евреях, которые
преднамеренно и злобно разрушают, дезорганизуют жизнь. А. - одна из форм
синкретического зародыша самокритики. История А. есть история дискомфортных
состояний соответствующего субъекта А. Для А. характерно языческое
отождествление зла с его носителем. А. - яркий пример антимедиации,
архаизации культуры, стремления разрушить социокультурные инновации.
Внутри А. всегда идет борьба между разными его версиями, что является
одним из аспектов борьбы нравственных идеалов за утверждение своего
господства в обществе. Евреи обычно отождествляются с тем полюсом
нравственной оппозиции, нравственным идеалом, который подвергается удару
инверсионной волны, противостоит ей. Евреи могут отождествляться с
буржуазией, если удар направлен против утилитаризма, либо с бюрократией,
если удар направлен против авторитаризма с его подавлением инициативы,
творческого труда и т.д. А. постоянно принимает формы дуальных оппозиций.
Один из полюсов оценивает евреев как буржуа, готовых эксплуатировать весь
мир, алчных торговцев и т.д. Другой, наоборот, рассматривает еврея как
коммунистического комиссара, который стремится экспроприировать трудовую
собственность, загнать всех несогласных за решетку и т.д. Еврей оценивается
и как Троцкий, и как Ротшильд. В А. постоянно борются оценки еврея, как
лишенного почвы безродного космополита и как крайнего националиста,
стремящегося подчинить все иные народы. Евреи могут рассматриваться как
враги христианства и одновременно само христианство - как иудейская секта,
а принятие христианства на Руси как результат козней евреев, разрушающих
языческую чистоту русской культуры, и т.д. Сталин может расцениваться
позитивно как борец против евреев и одновременно как пешка в руках
"кагановичей". Евреи в А. постоянно сливаются с распространенным в данной
субкультуре представлением о зле, например, с Западом, начальством,
кооператором, мафией и т.д. А. является формой противостояния проникновению
внешних культурных влияний в жизнь "Мы". Идет постоянная работа по
истолкованию любых негативных явлений как результата деятельности евреев -
от СПИДа и аварий до насаждения лысенковщины и разорения русской культуры;
от оценки капитализма, советской системы как дела рук евреев до обвинения в
тайном или явном распространении евреями своих знаковых систем, например,
шестиугольников и т.д. Этот перечень всегда открыт для новых идей, т.е. он
включает не только старые архаические представления о загубленных
христианских младенцах, но и модернизированные идеи о виновности евреев в
научно-техническом прогрессе и его негативных последствиях, в существовании
либеральной цивилизации вообще.
Одновременно доказывается еврейское происхождение всех негативно
оцениваемых в соответствующей системе представлений людей. Сюда могут
попасть хан Батый, Гитлер, Сахаров, Берия, Ельцин, все советское
руководство и вообще кто угодно, вплоть до того, что вся советская
официальная система объявляется объевреенной. В этой связи А. проводит
различие, идущее еще от Достоевского, между евреем как отдельной личностью,
который вполне может быть оценен как "хороший человек", и еврейством, т.е.
некоторой субстанцией зла, которая возникает лишь в процессе общения евреев
между собой.
А. выступает как определенный язык, который может использоваться в
обществе для "разоблачения" социокультурного, политического "противника",
снижения враждебного идеала, отождествления его с позорным и понятным
народу самоочевидным носителем зла. Понятно, что если еврей может в
каком-то смысле не быть евреем, т.е. носителем зла, то и любой не еврей
может становиться евреем, если он попадает в сферу влияния этой субстанции.
Здесь в принципе нет ограничений, вплоть до того, что каждый, кто не
примкнет к А., к соответствующей его версии может быть объявлен
ожидовевшим. Сюда входят все, на кого якобы распространяется влияние
евреев, - подкупленные, исполняющие их приказы, поддающиеся на провокации,
подпавшие под влияние зарубежного радио и т.д., а также люди, имеющие
евреев в любой степени родства, т.е. могущие заразиться мировым злом через
"натуру", через вещи, через слово и т.д. Отсюда, кстати, такой
исключительный массовый интерес к национальности предков, жены и т.д. Зло
обладают абсолютной текучестью, т.е. способностью просачиваться везде и
всюду. Это открывает безграничные возможности зачислять евреев в любую
социальную группу - от правящей элиты, интеллигенции, до части русского
народа, ссылаясь на то, что их предками были евреи-кантонисты и т.д. Тем не
менее в разных социокультурных ситуациях акцент может делаться на разных
аспектах, например, преимущественно на религиозном, этническом, социальном
и т.д.
А. выступает как попытка эмоционально окрасить носителя зла, выявить его
повседневное присутствие, которое в той или иной форме позволяет, как
некогда во времена борьбы с ведьмами, колдунами, в каждом, даже в самом
близком человеке, подозревать оборотня, в данном случае - еврея. А.
противостоит медиации при взаимопроникновении локальных миров, этнических
групп, народов и т.д. выступает как форма борьбы с опасными для
традиционализма инновациями. Он нацелен на возврат к идеалам локализма на
племенной основе, который можно использовать для его экстраполяции на
большое общество, для формирования, воспроизводства синкретического
государства. А. является результатом соединения локальных племенных идеалов
и абстрактного - манихейского типа противопоставления "Мы" как субъекта
добра и "Они" как носителя зла. Механизм А. следует рассматривать на основе
персонификации, национализма. теории заговора.
А. - проявление тотемического стремления обнаружить эмоциональную,
эмпирическую форму носителя зла. Для тотемического мышления - зло -
активный враждебный субъект, оборотень, который служит фокусом
тайных и явных сил, вызывающих дезорганизацию. От нерасчлененного тотемизма
идет представление о естественности зла для его носителей, как естественен,
например, хвост у бобра или форма носа у птицы.
Вопрос, почему именно евреи обладают таким качеством в тотемическом
мировоззрении столь же бессмысленен, как и вопрос, почему именно медведь,
собака, ворон и т.д. являются тотемом или антитотемом в том или ином
племени.
Социально-культурное значение А. заключается в том, что он постоянно
соблазняет различные политические группы опереться на него, с тем, чтобы
соответствующая группа могла стать для соответствующей части населения
своей, выступить в качестве гаранта от зла, стать некоторым тотемом -
носителем добра.
Революционная организация "Народная воля" не гнушалась призывов к
еврейским погромам, пытаясь вписаться в систему мифологических
представлений. Особый соблазн представляет массовый А. для правящей партии,
нуждающейся в массовой поддержке для решения медиационной задачи. На А.
может опереться, однако, лишь государство традиционного типа,
ориентированное на статичное воспроизводство, на племенные ценности,
противостоящие гражданскому обществу, правовому государству. А. связан со
стремлением укрепить, восстановить синкретическое государство, тогда как
борьба против А. связана со стремлением к гражданскому обществу. В
определенной исторической ситуации, например, в гитлеровской Германии, А.
может стать важнейшим фактором решения медиационной задачи. Высокий уровень
массового А., может проявиться в обвинении правящей элиты в
попустительстве, в потворстве, пособничестве евреям, а также в том, что она
фактически представляет собой проводника еврейского влияния в стране. Тем
самым создается основа для стремления власти очистить себя от евреев, чтобы
доказать свою к ним непричастность. Власть, следуя массовому А., тем самым
пытается найти важный энергетический источник для решения медиационной
задачи, действовать в соответствии о ожиданием массовой референтной группы,
пытается таким образом преодолеть раскол между народом и властью. Однако
подобные попытки всегда ограничены опасностью национальных конфликтов,
превращением практики А. в модель межнациональных отношений.
В господствующей идеологии первого глобального периода евреи
рассматривались как "враги христовы". Этому противодействовала попытка
заменить эту версию манихейства на противоположную, т.е. на антагонизм
бедных: и богатых. В ней принадлежность к евреям теряла свою значимость
нравственной оценки. Этот вариант манихейства победил при переходе от
первого ко второму глобальному периоду. Однако новая власть в результате
оказалась уязвимой для нападок массового А.
Тем самым А. превратился в идеологическую форму истолкования бюрократии
как этнически чуждой, что является, кстати, продолжением стремления
отождествить царскую бюрократию с немцами. Идея жидомасонского заговора
является культурной мутацией нравственных предпосылок косы инверсии
манихейского типа. Ее возможность опирается на рост русского национализма,
на симптомы приближающейся обратной инверсии от господства классовой формы
манихейства к национальной. В качестве идеологически переходной формы можно
рассматривать проповедь идеи существования "контрреволюционных" наций
(Андреева Н. Не могу поступиться принципами //Сов.Россия, 1988. 13 марта).
В этой ситуации правящая элита второго глобального периода при переходе от
одного этапа к последующему постоянно колеблется в отношении к А. от борьбы
с ним как с преступлением до попыток максимально использовать его на
определенном контролируемом уровне, переходящем подчас в массовые гонения
(какой была, например, кампания против космополитов). Крах манихейской
идеологии на седьмом этапе второго глобального периода (перестройка)
подорвал идеологические основы официального А. Это открыло путь для
определенной части интеллигенции, стремящейся к восстановлению
синкретического государства, открыто поднять знамя А. как средства массовой
мобилизации социальной энергии. При этом синкретическим образом
отождествляются евреи и начальство.
Эмпирическая абсурдность этой мысли синкретическим сознанием не
улавливается, точно так же, как для племенного тотемического сознания для
веры в абсолютное тождество медведя-тотема и человека не играло значимой
роли их эмпирическое отличие. Существование противоположных, съедающих друг
друга и одновременно сосуществующих форм А. означает, что само реальное
поведение в обществе тех, кто себя считает евреями, для А. не являлось
реально значимым, как не являлось реально значимым реальное поведение
"врагов народа", поведение "ведьм", обвиняемых в наведении порчи, в
сожительстве с дьяволом и т.д. Более того, полная эмиграция или истребление
евреев не имели бы значимого воздействия на теорию и практику А.
Был бы антисемит, а еврей всегда найдется. Отрыв А. от конкретных
этнических евреев проявляется и в отрицании частью борцов с жидо-масонским
заговором своей причастности к А. Однако при этом следует учесть, что,
во-первых, невозможно отрицать антисемитский характер борьбы с идеологией,
которая этими борцами отождествляется с национальной культурой евреев.
Во-вторых, массовый почвенный А. не подымается до отличия евреев от
сионистов, масонов и т.д. И, наконец, возможно, самое главное, есть
серьезная опасность, что сегодня рост русского национального самосознания
приобретает в значимых масштабах архаичные формы, тяготея к локалистским,
племенным ценностям и А. может оказаться крайне удобной формой этого
процесса.
Тайна А. известна лишь некоторым антисемитам, становящимся тем самым на
почву демагогии. Она заключается в том, что А. служит лишь своеобразным
запалом, возбудителем массового сознания для совершенно иных целей (эффект
парусника). Например, "дело врачей" имело целью обратить гнев народа в
социальную энергию волны массового террора, предназначенного для того,
чтобы остановить падение крайнего авторитаризма. Тайна заключается в том,
что социокультурная функция А. состоит в консолидации архаических,
языческих сил на основе борьбы с общим врагом (реальным или мнимым -
безразлично), в стремлении людей объединиться вокруг идеи избиения врага
посредством погрома, геноцида, изгн

Категория: Энциклопедии, Словари | Добавил: NATALYA | Теги: словарь, социология, культура
Просмотров: 398 | Загрузок: 139 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: