Детская дианетика(8) - Психология - Библиотека - Библиотека "Приятное с Полезным" - Приятное с Полезным: творчество,лайфхаки,мистика, и др.
Главная » Файлы » Библиотека » Психология

Детская дианетика(8)
[ Скачать с сервера (11.5Kb) ] 20.01.2010, 01:18
Глава 6. Дианетика при уходе за детьми.

___________________________________________________________

Примечания.

1. Дианетическая помощь <ассист> (assist) - простой, легко
выполнимый процесс, который может быть
применен к любому пострадавшему, чтобы помочь
ему быстрее оправиться после травмы, легкого
заболевания или огорчения; процесс, который
помогает человеку излечиться, придти в себя,
самому или с чьей-то помощью,путем удаления
причин, повлекших за собой болезненное
состояние и длящих его, процесс, ослабляющий
предрасположенность человека ранить себя
(морально и физически) или оставаться в
травмированном состоянии.

2. Фрустрация - состояние жестокого разочарования,
отсутствия возможности разрядить напряжение,
исполнить свое желание.

___________________________________________________________

Дианетическая терапия позволяет выработать простые и
определенные правила, применяемые не только в экстренных
ситуациях, но и в повседневном общении с ребенком.
Запомнить их можно легко и быстро. Дианетическая работа с
детьми - одно удовольствие, потому что возврат у ребенка
происходит так легко и естественно, а результаты работы
всегда так наглядны.

Лучше всего, безусловно, чтобы инграммы у ребенка не
формировались совсем, с самого начала его жизни. Конечно,
женщины во время беременности в общем следят за тем, чтобы с
ними не произошло ничего, что сможет повредить ребенку, да и
окружающие заботятся о них больше. Но будущая мать имеет
право требовать от окружающих, чтобы они следили не только
за ней, защищая ее от физических травм, но и за собой, и
если уж бушуют бури эмоций, то ее в них не втягивали бы.

Всех и каждого следует проинструктировать: если вы
оказались рядом с беременной женщиной, поранившейся, ставшей
жертвой несчастного случая и т.п. - молчите. Соблюдать
тишину - важнейшее правило. Если только возможно, не надо
говорить вслух вообще ничего. Помогите и посочувствуйте
молча.

Женщина, желающая сделать как можно больше для своего
ребенка, найдет врача, который согласится молчать, производя
осмотр, и, в особенности, при родах, а также сумеет настоять
на том, чтобы во время родов, насколько это по-человечески
возможно, молчали все, находящиеся в том же помещении. Лучше
всего для ребенка естественные роды. Найдите врача,
разделяющего эту точку зрения. Роды, обезболенные для матери
анестезией или наркоанестезией, чрезвычайно инграмматичны
для ребенка. Многие одиторы могут подтвердить, что они
нашли первый настоящий заряд скорби на колее времени
непосредственно после родов, при отделении от матери. Разрыв
близости с матерью особенно жесток, если в то время, пока
она все еще находится под наркозом, родившегося ребенка
торопливо моют и уносят в детское отделение. Более того, в
этой жестокости нет совершенно никакой необходимости.

Врачи, практикующие естественное деторождение, кладут
ребенка на живот матери до того, как перерезать пуповину.
После того, как пуповина перерезана и перевязана, мать
ласкает и кормит ребенка. Такая процедура без сомнения
необходима для ослабления действия на ребенка внезапного
разрыва близости с матерью, произошедшего при родах.
Возможно, что при такой процедуре ребенок и совсем не
чувствует прекращения близости. С точки зрения Дианетики,
любые настояния на естественном деторождении не будут
чрезмерными.

В постнатальной жизни ребенка также следует взять за
правило соблюдать тишину при детских травмах или
заболеваниях. Родители должны настоять на том, чтобы все,
кто общается с их ребенком, знали и помнили о существовании
фраз, формирующих союзника. Все, что может быть истолковано
в буквальном смысле, как: "Без меня ты умрешь"; "Все будет
хорошо, пока я здесь, с тобой" - динамит для сознания
ребенка, как известно любому одитору. От людей,
произносящих подобные слова, родители, знающие Дианетику,
будут защищать ребенка, как от диких зверей. Не допустят они
и всевозможных высказываний типа: "Верь мне - и все будет в
порядке" и "Делай, как я говорю".

Но конечно же, соблюдение тишины при больном и
поранившемся ребенке нимало не исключает искренней, но
разумной любви и физической заботы. Больной ребенок
нуждается в любви более, чем когда-либо, и сколько бы ни
проявлять к нему нежности и участия, союзника это не
сформирует, если это делается молча. Но ласки должны быть
мягкими и спокойными. Недопустимо грубо хватать и стискивать
малыша. Берите ребенка за руку не театральным нервным
движением, а спокойно и надежно, чтобы он почувствовал
поддержку, в которой так нуждается во время болезни.

Когда ребенок несильно поранился, тот, кто окажется
поблизости, способен оказать ему первую дианетическую
помощь (1). Самым маленьким просто надо дать выплакаться.
Когда ребенку больно, большинство взрослых начинают, сами
того не замечая, говорить слова утешения и сочувствия. Эти
же слова и в такой же ситуации они произносили, наверное,
сотни раз, рестимулируя всякий раз при этом у ребенка целую
цепь болезненных происшествий.

Лучшая помощь ребенку - не говорить в таких случаях
вообще ничего. Родители вполне могут этому научиться, такую
привычку приобрести нетрудно, хотя она и не возникает сама
собой. Молчание не исключает сочувствия. Возьмите ребенка на
руки, если ему этого хочется, или обнимите его. Очень часто,
если ничего не говорить, малыш поревет с минутку, неожиданно
замолчит, улыбнется и опять побежит играть. Позвольте ему
выплакаться, это ослабит напряжение, возникшее из-за травмы,
и никакая другая помощь уже не будет нужна. На самом деле,
ребенка очень трудно впоследствии вернуть к моменту травмы,
если он уже прошел ее таким путем. С одной стороны, он
избегает боли при возвращении, как избегал той, настоящей
боли, а с другой стороны, возможно, эта травма уже пройдена
им и перенесена в аналитическое сознание со стиранием боли,
так что больше беспокоиться практически не о чем.

Но, если доброе расположение духа не вернулось к ребенку
само собой после минуты-другой плача, подождите, пока он
оправится после краткого ослабления аналитических
способностей, сопровождающего травму. Обычно не трудно
отличить, когда ребенок ошеломлен случившимся и слегка "не
соображает", и когда он уже пришел в себя. Если он все еще
плачет, хотя легкое беспамятство уже прошло, это означает,
что у него рестимулировались предыдущие травмы. В этом
случае желательна дианетическая помощь. Обычно она нужна для
детей от пяти лет и старше.

Когда период ослабления аналитических способностей
окончится, спросите ребенка: "Что случилось? Как ты
поранился? Расскажи мне". Если он по своей инициативе не
станет рассказывать о происшествии в настоящем времени,
попробуйте переключить его. Например, так:

- Ну, я стоял на большом камне, и я поскользнулся, и
упал и... (плачет).

- А вот ты стоишь на камне - тебе больно?

- Нет.

- А что происходит, когда ты стоишь?

- У меня нога едет... (плачет).

- А теперь что?

- Я падаю на землю.

- На траву или на землю?

- Нет, тут везде песок.

- Расскажи мне все еще раз.

Проведите ребенка через происшествие несколько раз,
пока ему не наскучит или не станет смешно. В этом нет ничего
трудного, и весь процесс может быть столь обыденным и
непринужденным, что незнакомый с Дианетикой посторонний
человек не усмотрит в происходящем ничего необычного.
Ребенок, получивший первую дианетическую помощь несколько
раз, через некоторое время начинает сам, после каких-то
своих несчастий, подбегать и требовать "поговорить об этом"
от человека, способного применить это безболезненное <хотя
это как сказать> и успокаивающее средство.

Лучший способ предохранить ребенка от рестимуляций -
самим родителям стать клирами и достигнуть хорошей степени
освобождения. К сожалению, это потребует времени, а до той
поры родители должны уяснить себе свои драматизации,
особенно "любимые" фразы, и стараться избегать их, как в
присутствии ребенка, так и по отношению к нему.

Примените друг к другу прямую связь, чтобы избавиться
от драматизаций и навязчивых фраз. Это поможет вам свести к
минимуму рестимулирующие ребенка сцены, пока инграммы,
порождающие их, не будут полностью разрушены. Такую
процедуру следовало бы провести и с остальными лицами из
окружения ребенка.

Многие привычно повторяют ребенку: "Не делай этого, а
то заболеешь"; "Господи, ты обязательно схватишь грипп";
"Будешь продолжать так делать, и обязательно заболеешь"; "Я
уверена, что у Джонни будет полиомиелит, если он пойдет в
школу" и делают бесчисленные подобные пессимистические
прогнозы. Ребенок слышит бесконечные "Нельзя", "Не надо",
"Ты не смотришь, что делаешь". Хорошо бы сами родители
посмотрели за собой и избегали таких выражений по мере
возможности. Подобные вербальные возможности служат ключом к
инграммам, а обойтись без них не так уж трудно, если
приложить долю изобретательности и старания. Вполне возможно
уберечь ребенка от опасности и другими путями. Не надо
делать ребенку негативных внушений, советы ему должны быть
выражены, по возможности, в позитивной форме и должны быть
обращены к его аналитическому сознанию, к разуму. Он есть у
ребенка, поверьте, даже у самого крошечного. Графическое
выражение того, что будет со стеклянной банкой, если ее
уронить, действует лучше, чем тысячи окриков: "Отойди!",
"Положи!".

Мягкие, плавные движения, спокойный голос, обращенный к
ребенку, сделают многое для предотвращения рестимуляций.
Любому, желающему работать с детьми успешно, стоит
выработать у себя подобную манеру общения. Она особенно
ценна в различных экстренных случаях.

Если нужно привлечь внимание ребенка, а опасная для
него ситуация развивается так быстро, что подбежать и
схватить его вы все равно не успеете, то окликните его по
имени достаточно громко, чтобы он мог услышать. Это и
безвредно, и лучше достигает цели, чем дикий крик: "Стой!",
"Не двигайся!", "Прекрати это!". Подобные приказы могут
рестимулировать ребенка.

При неформальной, бытовой работе с детьми чаще всего
употребляют прямую связь. Хотя эта методика предполагает
использование одной лишь прямой памяти пациента, но у детей
зачастую спонтанно начинается возвращение к событию. Возврат
у детей происходит так легко, что трудно удержаться на
использовании одной лишь прямой памяти. Да в этом и нет
нужды при работе с использованием именно этой методики.

Прямая связь памяти может быть использована в сотне
повседневных ситуаций - когда ребенок капризничает, плачет,
когда у него несчастный вид, когда он нехорошо себя
чувствует, когда он, очевидно, чем-то рестимулирован, когда
он нечаянно стал свидетелем драматизации или кто-то его
сурово наказал, когда он стал об`ектом чьей-то драматизации,
когда он чувствует себя всеми брошенным - фактически каждый
раз, когда ребенок нервничает или ему плохо, или вы знаете,
что недавно он попал в сильно рестимулирующую ситуацию.

Принцип работы при этом таков же, как и всегда при
использовании прямой связи - достичь специфических фраз и
ситуаций, послуживших причиной рестимуляции. Безусловно, эта
методика может идти в ход только после того, как ребенок
научится говорить настолько хорошо, чтобы дать связный отчет
о том, что он думает и чувствует.

Если ребенок чувствует себя немного нехорошо (но не
серьезно болен) <ни в коем случае не следует работать во
время болезни преклира и одитора, когда ребенок или одитор
устал или не выспался>, начать можно с вопроса, когда он
чувствовал себя так, как сейчас. Обычно ребенок может это
вспомнить. Потом задайте вопросы о том, что в тот раз
происходило, кто и что говорил, что чувствовал он сам, и
другие обычные вопросы, направленные на раскрытие ситуации,
и ребенок опишет произошедшее очень наглядно. Когда он
кончит рассказ, проведите его через событие еще несколько
раз. Дойдите с ним до конца, а потом скажите: "Расскажи мне
все еще раз. Где ты был, когда папа все это говорил?
Расскажи еще раз". Или так: "Давай посмотрим. Значит, ты
сидишь на диване, а папа и говорит... Что он сказал?"
Годится любая житейская фраза, которая вернет ребенка к
началу события.

На занятиях с детьми незачем употреблять дианетические
термины или как-то специально усложнять свою речь. Дети
прекрасно понимают "Расскажи еще раз". Они обожают слушать
одну и ту же историю снова и снова и любят сами рассказывать
свои истории заинтересованному слушателю. Но не пережимайте
с сочувствием. Выказывайте симпатию, интерес - это
необходимо. Но не надо приговаривать или причитать: "Бедный
малыш, бедняжечка моя" и т.п. Такие фразы только
способствуют формированию расчетов на союзника.

Чем глубже вы погрузитесь в мир ребенка, войдете в его
реалии, тем лучше вы сможете помочь ему в прохождении
локов. Подражайте его интонациям, его "Ага!",
"Понял!", "А что тогда?", его выразительной мимике, его
широко распахнутым глазам, его умению слушать, затаив
дыхание, раскрыв рот. Старайтесь попасть в тон любому
настроению ребенка, но, конечно, не доводите это до пародии,
до передразнивания. Если вы не можете подражать естественно
для вас, лучше держите себя просто и заинтересованно.

Указанием на рестимуляцию часто служит то, что ребенок
снова и снова повторяет одну-две фразы. Для любого знакомого
с Дианетикой очевидно, что он находится в самом центре
инграммы. В таком случае можно начать с вопроса: "А кто так
говорит?", или "Кто это тебе говорит?", или "Когда ты это
слышал?".

Иногда ребенок принимается настаивать: "Это я говорю:
"Заткнись, старый дурак!", повторяя вам застрявшую у него в
мозгу чужую фразу, какова бы она у него ни была. Тогда
спросите: "А кто еще так говорит?" или: "Давай посмотрим, не
сможешь ли ты припомнить, когда ты слышал, что кто-то другой
так сказал?" - и, как правило, после этого ребенок начинает
рассказывать о происшествии. Терпеливые расспросы обычно
помогут вам выявить последний лок в цепи.

Один одитор (женщина), работая со своей дочерью, была
крайне удивлена, когда услышала:

- Это ты сказала, мама, только очень давно.

- А где ты была в это время?

- Ой, я совсем маленькая была, у тебя в животике!

Такое не часто случается. Но когда ребенок поймет, что
значит работа на прямой связи и что такое возвращение к
событию, подобное рано или поздно произойдет. И каков бы ни
был дородовый инцидент, инграмма или лок,
продолжайте расспросы, чтобы восстановить в деталях
происшествие. "Что ты делала? А где ты была? А где я была?
Что папа говорил? На что это все было похоже? Что ты
чувствовала?" и т.д. Пусть ребенок пройдет лок
несколько раз, пока ему не станет смешно. Это погасит
лок и освободит ребенка от рестимуляции.

Если ребенок плачет, для начала лучше всего спросить:
"О чем ты плачешь?" После того, как ребенок несколько раз
(каждый раз с помощью вопросов о случившемся событии)
расскажет вам, о чем он плачет и немного
успокоится, можно его спросить: "А о чем еще ты плачешь?"
Таким путем иногда удается провести ребенка через всю цепь
локов и даже возможно достижение первичного отпирания
инграммы.

Если отец знает, что ребенок мог слышать семейную сцену
(драматизацию), или был сурово наказан, или его грубо
отругали, то спустя несколько часов после события можно его
пройти с ребенком, спросив: "Ты помнишь, как я кричал на
маму прошлой ночью?" Если ребенок не привык откровенно
выражать свой гнев на родителей или в прошлом его жестоко
подавляли, упросить его рассказать о ночном скандале будет
не так-то просто. Уговаривая его, держитесь так, чтобы он
видел по вам, что рассказывать такие вещи и совершенно
нормально, и безвредно для него. Если ребенок не может
попросту рассказать о событии, попытайтесь событие с ним
сыграть. Если он еще играет в игрушки, возьмите кукол или
зверюшек, начните играть с ребенком и подведите его к тому,
чтобы он воспроизвел драматизацию. "Эта кукла - мама. А эта
кукла - маленький мальчик. Что она ему говорит, когда
выходит из себя?" Часто такой подход выводит ребенка прямо к
разыгравшейся сцене, и, если вы дадите ему раскрыться и
описать то, что произошло, слушая его рассказ без всякого
осуждения, сочувственно и заинтересованно, подбадривая
уместными: "Да... а дальше что?", он бросит притворяться,
что это игра, и расскажет именно то, что ему довелось
услышать. Но даже если этого не произойдет, и малыш пройдет
сцену несколько раз только играя с куклами, как это часто
делают дети, то и этим он ослабит ее в значительной степени.

Вместо кукол и зверюшек можно дать ребенку карандаш и
бумагу. "Нарисуй тетю и дядю. Что они делают? Нарисуй, как
тетя плачет" и т.д. Упор при этом следует делать на
драматизирующем взрослом, а не на дурном поведении ребенка.
Рисуйте с ребенком картинки, играйте в театр. "А тогда ты
говоришь... А я тогда говорю..." или просто позвольте
ребенку сочинять разные истории о происшедшем. Все это
помогает войти в лок.

Такие "увертки" обычно не нужны с ребенком, которому не
запрещалось выражать негодование по отношению к родителям.
Он охотно обо всем расскажет и разыграет в лицах
подслушанную драматизацию или полученную выволочку, если вы
поведете себя как заинтересованный зритель и будете
побуждать его продолжать "спектакль". Понаблюдав за
играющими детьми, вы заметите, что они именно таким образом
гасят для себя локи, изображая и передразнивая своих
родителей и других взрослых. Вообще, наблюдение за детьми
дает прекрасные уроки Дианетики. Ничто не продемонстрирует
дианетическую технику так ярко и убедительно, как детские
игры. Дети, кажется, отлично знают сами, как гасить свои
локи. Ребенок может и будет делать это сам, но для
тяжелых локов ему все же обязательно нужна помощь
взрослого, которому он доверяет.

Иногда достаточно вопроса: "Из-за чего тебе плохо?" или
"Что я такого сказал, чтобы ты себя так почувствовал?",
чтобы найти рестимулирующие моменты в создавшейся в
настоящий момент ситуации, снять с нее заряд и вытащить
ребенка из произошедшего когда-то лока.

В некоторых исключительных случаях у ребенка может
произойти настоящий повторный вызов инграммы при
использовании одной только прямой связи. Если произойдет
именно такой возврат, доставайте сколько сможете от
содержимого инграммы, работая на одной прямой связи, но
используйте в разговоре о событии прошедшее время. Затем
несколько раз пройдите какое-нибудь приятное событие, до тех
пор, пока тон ребенка не станет высоким. Но не побуждайте к
такому возврату к инграмме неподготовленного ребенка. Это
только напугает его и будет, следовательно, препятствовать
возврату в дальнейшем.

Но обычно в предосторожностях такого рода нет нужды.
Ребенок сразу же отскакивает в настоящее время, стоит ему
только подойти к соматике инграммы поближе.

Если на прямую связь у вас нет времени или почему-то
вы не хотите ею пользоваться, ребенка можно вытащить из
лока другими средствами. По ребенку довольно легко
можно определить, когда он рестимулирован, и каков его тон
по тон-шкале. Если тон ребенка опустился до ярко
выраженной враждебности, зачастую вывести его из этого
состояния можно, просто дав ему возможность разыгрывать
драматизацию, пока гнев не выдохнется.

Всем знакомы жуткие кары, которые способен выдумывать
ребенок в состоянии фрустации (2): "Я разорву их на куски и
выброшу в речку, я заманю их в чулан и запру, и выкину ключ,
и вот тогда они пожалеют" и т.д. Если вы поощрите его: "Да?
А потом что?" или: "У! Вот это да! Так их!", то малыш будет
еще сколько-то времени продолжать в том же духе, а потом,
скорее всего, выскочит из лока и пойдет опять
заниматься своими делами.

Если тон ребенка - гнев, позвольте ему гневаться, даже
если жертва - вы сами. Позвольте ему излить свой гнев, и он,
обычно, быстро пройдет. Если же вы будете пытаться подавить
его гнев, он только возрастет и продлится дольше, а весь
инцидент останется в сознании в виде лока. Не надо
подавлять естественную реакцию ребенка на фрустрирующую
ситуацию - это даст выход энергии фрустрации без
формирования лока, и, кроме того, выведет его из нее скорее,
чем что бы то ни было. Особенно следует избегать в подобных
случаях фраз типа "Держи себя в руках", "Последи за собой" и
т.п.

Если тон ребенка - страх, дайте ему рассказать о своих
страхах, подбадривая и поддерживая, как только можно. Это
особенно эффективное средство против ночных кошмаров.
Разбудите ребенка, спокойно обнимите его и подержите так,
пока плач не утихнет немного, а затем расспросите о том, что
ему привиделось и пройдите с ним кошмар несколько раз, пока
он не перестанет пугать ребенка. Затем, прежде чем уйти,
вспомните с ребенком какое-нибудь приятное происшествие и
пройдите его. Если ребенок все еще боится снова уснуть, не
оставляйте его одного со своими страхами. Останьтесь с ним и
постарайтесь их развеять, побуждая ребенка набраться
смелости и рассказать о том, что его пугает, даже если его
рассказы займут много времени. Для лечения хронических
страхов используйте снова и снова прямую связь памяти, по
нескольку минут за один раз, пока не установите, где именно
на колее времени расположены локи, ответственные за
страхи ребенка, и не ослабите их. Обнаружить рестимуляторы
вам помогут выражения типа "то же самое", "такое же".
Например, если ребенок боится темноты, спросите: "Что такое
же, как темнота?" ("Что для тебя то же самое, что
темнота?") Если он боится животных, вопрос такого типа
заставит его проанализировать свои страхи, и вы, таким
образом, ухватите содержимое инграммы или лока. Может быть,
у вас не получится с первого раза, но если вы будете
терпеливо продолжать расспросы, то скоро обнаружите искомое
событие и сможете помочь ребенку пройти его.

Если тон ребенка - скорбь, вопрос "О чем ты плачешь?"
поможет ему рассказать вам о своем горе или даже излить его
полностью и, тем самым, выйти из лока. В самом деле,
очень часто для того, чтобы извлечь ребенка оттуда,
достаточно просто дать ему выплакаться. Это особенно
справедливо, если вы близки с ребенком, и он знает, что
может рассчитывать на вашу поддержку и помощь. Не надо
пытаться остановить поток ребячьих слез, просто уговаривая
не плакать. Любой, кому хоть немного пришлось побыть
одитором, знает, какой урон наносят подобные уговоры.
Пройдите с ребенком событие, вызвавшее слезы, спросив его о
случившемся и побуждая его рассказывать до тех пор, пока он
не засмеется, или же дайте ему выплакаться, обняв его и
приласкав. В этом случае - ни слова, только молчаливое
выражение любви.

Если ребенок попросту "вредничает", сделался
"неуправляемым", извлечь его из лока можно,
переключив его внимание, рассказав ему забавную историю, дав
книжку с картинками, игрушку или, если перед вами совсем
малыш, что-нибудь блестящее. Это старое средство, но с точки
зрения Дианетики - самое верное. Если ребенок капризничает,
видимо, его тон - скука, а скучно ему потому, что тем, чем
заниматься сейчас особенно хотелось бы, как раз и нельзя
заняться. Он ищет чего-нибудь новенького - и не может найти.
Поэтому, если вы это новое и интересное ему предоставите,
его тон поднимется моментально. Но конечно, чтобы привлечь
его внимание, не нужно лезть из кожи, тормошить ребенка и
назойливо приставать: "Ну погляди, погляди, моя крошечка,
какие холесенькие часики!", а в случае отсутствия
мгновенного результата, немедленно начинать совать ему
что-то другое. Это только путает ребенка и еще больше
снижает его тон, оказывая на него подавляющее действие.
Больше спокойствия, плавности в движениях, пусть ваш голос
звучит мягко и умиротворяюще, когда вы хотите переключить
его внимание на новый предмет. Этого будет довольно.

Если ни одна из этих мер не действует или, допустим,
ребенок засел в инграмме слишком прочно и драматизирует
постоянно, иногда удается освободить его оттуда и вернуть в
настоящее, применив интенсивную физическую стимуляцию,
например, в шутку побороться с ним или заняться какой-то
другой "физкультурой".

Если вы умеете удерживать его внимание достаточно
долго, можно попробовать пройти с ним приятное событие,
попросив его рассказать вам о чем-нибудь хорошем, что с ним
было. Поначалу он может откликнуться неохотно, но, если вы
сумеете поощрить его, то он чаще всего вернется прямо в
середину испытанного удовольствия, и после этого его тон
немедленно поднимется.

Любого ребенка потихоньку и полегоньку можно приучить к
неформальному , не заключенному в строгие рамки процессингу,
научив его новой игре во вспоминание. Между прочим, это
может служить приятным и полезным занятием во время поездок
в трамвае, путешествий, ожидания, в периоды выздоровления и
т.п.

В конце концов, непосредственная цель в клиринге -
сделать достижимой для человека любую деталь его прошлого.
Со взрослыми требуются иногда часы и часы, чтобы снова
зазвучали их перцептики. А детям от природы присущи
прекрасный повторный вызов перцептик и способность
немедленно вернуться к событию. Они любят говорить о
полученном удовольствии. Большая часть детской болтовни идет
о разных чудесных вещах, которые с ними были или, как они
надеются, будут. Часто по своей инициативе они начинают
рассказ о том, как им было страшно или плохо.

Если вы научите ребенка тому, что игра во вспоминание и
возврат - нормальная, естественная и обычная вещь, это очень
поможет, когда придет время работать с использованием прямой
связи или применять дианетическую помощь. Когда же ребенок
достигнет возраста, достаточного для формального, по всем
правилам, выслушивания <для формального одитинга>, для
настоящих занятий, возврат для него будет уже естественным и
привычным действием и, благодаря этому преимуществу, его
случай не потребует много времени у одитора.

Учите ребенка проходить приятные моменты, спрашивая его
о том, что происходило, когда он был в зоопарке или ходил в
бассейн. Если сам ребенок не начнет рассказывать о событиях,
употребляя глаголы в настоящем времени, потихоньку
перестройте его. Попросите его ощутить воду вокруг себя,
почувствовать себя движущимся, увидеть, что происходит,
услышать, что говорят люди, как плещется вода. Восстановите
все перцептики события так, как вы делали бы это со
взрослым. Но не надо настаивать на полном отчете о
перцептиках, если вы видите, что ребенок быстро и уверенно
проходит событие, рассказывает о нем свободно и, очевидно,
вернулся в событие так реалистично, как может. У ребенка
нетрудно достичь возврата, и обычно бывает достаточно
нескольких вопросов, чтобы восстановить все пережитое. Но не
забывайте задавать эти несколько вопросов каждый раз, чтобы
выработать у ребенка привычку "выуживать" все свои ощущения.

Познакомить ребенка с этой новой игрой можно, сказав
ему любую обычную фразу, вроде: "Давай повспоминаем, как
ты...", "Расскажи мне, как ты тогда ходил в бассейн", или:
"Давай поиграем, будто мы снова идем в зоопарк" и т.п.
Постарайтесь войти в рассказ ребенка как можно глубже,
подстраиваясь к его тону и манере повествования, если у вас
это выходит естественно, и выказывайте нетерпеливый интерес
к каждой новой подробности.

После того, как вы несколько недель потренируетесь на
приятных событиях, можно будет начать гасить локи
посредством прямой связи, берясь за те, о существовании
которых вы знаете наверняка. "Помнишь, как ты болел в День
Благодарения? Расскажи, как было дело. Кто с тобой был? Что
он сказал?" Или так: "Давай посмотрим, сумеешь ли ты
вспомнить, как тебя тогда около школы перепугала большая
собака", и т.п. Занимаясь одними локами, не
позволяйте ребенку возвращаться. Держитесь в разговоре формы
прошедшего времени. Каждый раз, обработав указанным путем
лок, пройдите затем одно-два приятных события.

Если вы продолжаете работу с ребенком, можно начать
прослеживать какую-нибудь цепь локов, пытаясь найти
первичное отпирание. "Ты можешь вспомнить, как ты испугался
в самый первый раз?", "Что было, когда мама отругала тебя в
первый раз?"

После месяца или около того подобной практики, ребенок
обычно становится способен к возврату в самые ранние события
детства, и вы услышите от него живейшие подробности о его
младенчестве. Может случиться, что он выдаст вам нетяжелую
инграмму. Пройдите ее так же спокойно и обыденно, как вы
проходили с ним локи, и не просите ребенка закрывать
глаза.

Когда вы будете проходить с ребенком локи, вы,
конечно же, должны дать ему разрядить любое пережитое горе,
страх или гнев, не останавливая его, а затем продолжать
работу с локами, пока тон ребенка не поднимется до
скуки или веселья. Все предосторожности, применяемые при
работе со взрослыми, необходимы и с детьми: соблюдайте
Кодекс Одитора <см. приложения>, подстраивайтесь к тону
события и т.п.

Если ребенок воскрешает прошлое слишком живо, не мешает
напомнить ему: "Ты только вспоминаешь, и сам это знаешь. Это
все случилось очень давно". С детьми, у которых очень
хороший возврат, лучше держаться формы прошедшего времени,
пока они не подрастут настолько, чтобы полностью понимать
происходящий процесс. Сказанное не относится к приятным
переживаниям, их всегда можно проходить в форме настоящего
времени.

Когда бы ребенок ни подошел к вам, чтобы рассказать о
своих несчастьях, о травме, о том, что его напугало,
выслушайте его и пройдите с ним событие несколько раз. Если
ребенок уже научен "игре во вспоминание", и знает, что она
приносит ему, он сам будет просить пройти с ним событие,
когда это ему понадобится или захочется.

Если ребенка, как только он научится говорить, сразу
начать учить вспоминать и возвращаться к приятным событиям,
нетрудно предсказать, что он будет готов для формальных
сеансов уже в раннем возрасте. Критериями для начала
формального процессинга служат понимание ребенком значения
пренатального периода, знание о том, как происходит
рождение, и уверенность в том, что повторное прохождение
болезненных переживаний поможет избавиться от них навсегда.
Если ребенок готов пережить несильную боль для того, чтобы
избежать боли в дальнейшем, можно начинать формальное
выслушивание <формальный одитинг>. В случае серьезных
нарушений у ребенка, формальные занятия с ним (в связи с
этой острой необходимостью) можно начинать и до того, как он
осознает эти вещи. При этом для успешного редуцирования
инграмм обязательно должна быть установлена очень тесная
близость одитора и ребенка.

КРАТКИЙ ИТОГ

Основные принципы дианетического ухода за детьми
таковы:

1. Предупреждение появления инграмм у плода путем
должного отношения к будущей матери:
соблюдайте тишину во время ее болезни или
любой травмы; избегайте фраз, формирующих
союзника.

2. Окажите первую дианетическую помощь маленькому
ребенку при незначительных травмах или дайте
ему выплакаться, если этого окажется
достаточно.

3. Гасите локи посредством прямой связи.
Установите связь с событием, попросив ребенка
вспомнить о том, "как это было в последний
раз", или попросив рассказать вам во всех
подробностях, "что случилось такого, от чего
ему стало плохо".

4. Учите ребенка вспоминать и возвращаться на
приятных событиях.

5. Используйте приятные события или другие
способы для вытаскивания ребенка из
локов в настоящее время <если он
застревает в этом локе>.

Все эти средства подготовят ребенка к формальному
выслушиванию <формальному одитингу>, позволят провести его
легко и быстро, когда оно <он> будет начато <начат>,
вычистят большую часть локов до начала формального
прохождения событий, а также оздоровят ребенка и сделают его
жизнь счастливее.

Категория: Психология | Добавил: NATALYA | Теги: отношения, дианетика, воспитание, семья, дети, Психология
Просмотров: 441 | Загрузок: 91 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: