Детская дианетика(7) - Психология - Библиотека - Библиотека "Приятное с Полезным" - Приятное с Полезным: творчество,лайфхаки,мистика, и др.
Главная » Файлы » Библиотека » Психология

Детская дианетика(7)
[ Скачать с сервера (12.3Kb) ] 20.01.2010, 01:09
Глава 5. Дианетический процессинг для детей.

___________________________________________________________

Примечания.

1. Причинный фактор - причина появления многих инграмм.
[Прим. перев.].

2. Перцептики - ощущения, которые воспринимаются
органами чувств и записываются либо в обычный
банк, либо в банк реактивного сознания. [Прим.
перев.].

3. Хотя по-русски "воды" все же не "вода", как по-английски
(water), некоторые русскоязычные дети, по всей
видимости, обладают сходной инграммой, сходным
образом хронически рестимулируемой. [Прим.
перев.].

4. Ревери (reverie) - состояние сосредоточенности, в
которое приводят преклира и которое не следует
путать с гипнозом. Находясь в ревери, то есть
в состоянии сосредоточенности, собранности,
сконцентрированности, человек полностью
осознает происходящее.

5. Маленькие оловянные солдатики и ангелы с золотыми
волосами - строчка из стихотворения "Маленький
мальчик в голубом" Юджина Филда (1850 - 1895),
американского поэта и журналиста, известного
своими стихами для детей.

6. Доступность (accessibility) - состояние готовности к
участию в процессе (в техническом смысле) или
состояние готовности к межличностным
отношениям (в социальном смысле). В том, что
касается собственно личности человека, понятие
доступности себя для себя самого означает
возможность войти заново в контакт с прошлым
опытом или полученной информацией. Человек с
"плохой памятью", с "перегородкой" между
управляющим центром и точными записями о
событиях (их факсимильными копиями) обладает
недоступными для него самого воспоминаниями.

7. Базис базисов <бэйсик-бэйсик> (basic-basic) - самый
первый момент боли, потери сознания или
снижения аналитических способностей в текущей
жизни человека.

___________________________________________________________

Проведение процессинга с ребенком возможно в любом
возрасте после того, как он научился говорить. Тем не менее,
нельзя проводить настоящих, серьезных занятий, пока ребенку
не исполнится по крайней мере пять лет. Экстенсивный
дианетический процессинг не особенно располагает к себе
детей, за исключением совершенно особых обстоятельств, пока
им не исполнит по крайней мере восемь лет. Но и до восьми
лет можно успеть принести ребенку немалую пользу, применяя
прямую связь, а к ребенку в возрасте от восьми до двенадцати
лет уже можно применять любую изложенную здесь методику. Но
ни в коем случае не следует вынуждать ребенка идти в
дородовую область, пока ему нет по крайней мере двенадцати
лет. Если уж ребенок попал туда сам, то этим нужно
воспользоваться и обязательно пройти как следует, до
редукции или уничтожения, инграммы, с которыми он вошел в
контакт. Но приказывать ребенку вернуться в дородовую зону
нельзя никоим образом.

Почти во всех случаях, за исключением особо тяжелых, с
ребенком могут проводить занятия родители. <Показателем
здесь должно являться наличие высокого аффинити (хорошей
близости) (см.) ребенка с родителями. Если аффинити
(близость) нарушено, что часто наступает с возрастом, то
есть основания полагать, что родители являются
рестимулятором ряда инграмм - в этом случае родитель может
стать одитором только после снятия этих инграмм другим
одитором. Это же касается и любых сочетаний преклир-одитор
между родственниками и близкими людьми (т.е. ситуация, когда
одитор является действующим лицом или упоминается в
какой-либо инграмме, особенно рестимулированной.> И, однако,
родителям это всегда делать труднее, чем одитору, человеку
постороннему, так как родители, будучи причинным
фактором (1), являются для ребенка рестимулятором. Самый тон
голоса родителей иногда действует, как рестимулятор, даже
если произносимые слова не имеют никакого сходства с
содержимым инграмм. Тем не менее, родители, обладающие
определенным уровнем интеллекта и долей об`ективности, могут
работать со своим ребенком. Работа должна быть основана на
хорошо разработанной программе, и вести ее нужно в особой
форме, так, чтобы она явно отличалась от повседневной
домашней жизни и бытовых обязанностей. организуйте работу с
ребенком, как новую захватывающую игру, протекающую по своим
правилам, непохожим на правила других известных игр. Но даже
если с ребенком занимается посторонний одитор, родители все
равно являются самой важной частью окружения ребенка и
поэтому должны усвоить основные ценности и истины Дианетики.
Вот три главные направленности работы с детьми.

1. Предупреждение рестимуляции.

2. Разрушение локов.

3. Деинтенсификация болезненных эмоций.

Родителям следует избегать при ребенке употребления
слов и выражений, содержащихся в его реактивном банке.
Эмоций, сопровождающих подобные слова, тоже должно избегать,
равно как и любого повторения известных вам ситуаций, сцен,
которые, как вы считаете, могли быть записаны реактивным
сознанием ребенка. Если родители и не могут вспомнить
обстоятельств, при которых у ребенка были созданы инграммы,
или конкретных слов, сказанных в это время, то, исходя из
реакций ребенка, они могут этот конкретный набор слов и
эмоций, хранящийся в реактивном банке ребенка, воссоздать
довольно скоро. Если текущая ситуация покажется вам похожей
на записанную у ребенка инграммную сцену, избегайте
инграммного языка особенно тщательно. Любая аберрация у
ребенка свидетельствует о том, что первичное отпирание
инграммы уже имело место. Аберрация довольно ярко будет
проявляться в тех ситуациях, в которых воздействия на органы
чувств ребенка подобны перцептикам (2) заложенной некогда
инграммы.

Пример из практики. Родители безуспешно пытались
отучить ребенка писать в кровать, постоянно твердя ему,
чтобы он не пил воду перед сном. Но, несмотря на
"воспитание", ребенок продолжал мочиться в постель.
Дианетическое исследование ситуации прямо показывало, что
нечто в окружении ребенка рестимулирует инграммный приказ
такого рода. Родители, конечно, действовали с самыми лучшими
намерениями, но, не зная о дианетических правилах поведения,
не предотвращали аберрацию, а, напротив, вновь и вновь
отпирали определенную инграмму. Впоследствии родители
отыскали связанную с родами инграмму, чье словесное
содержание для реактивного сознания как раз и означало
приказ намочить в постель при упоминании слова "вода":

- Сейчас отойдут воды.

- Да ведь польется прямо в постель.

- Лежи, и пусть льется. (3)

Прекратив рестимуляцию, инграмму удалось
дезактивировать. Родители перестали упоминать о воде перед
тем, как ребенок ложился в постель, и постепенно недержание
мочи утихло, а потом и совершенно прекратилось.

С локом можно войти в контакт и погасить его,
используя только прямую связь памяти, без ревери (4).
Родители могут оказать большую помощь одитору на этом этапе
процесса, так как им отлично известно, когда по их вине
мог произойти лок, особенно какое-либо
эмоциональное потрясение. Если мать припомнит свои обычные
драматизации, свое поведение во время эмоциональных
кризисов, это поможет одитору или самому ребенку обнаружить
лок, и, тем самым, лучше всего поможет ребенку
преодолеть свои трудности. Всякий раз, когда имеет место
снижение аналитических способностей ребенка (а во время
рестимуляции инграммы это имеет место), может быть создана
запись о локе. Аберрация, в основу которой ляжет этот
лок, будет зависеть от эмоциональной и физической
болезненности как самого лока, так и первоначальной
инграммы. Этот факт и природа аберрации могут быть
использованы при определении того, какие локи
следует разыскивать в первую очередь.

Для ребенка возвращение (к событию) - простой и
естественный механизм, поэтому для гашения локов
используют методику, опирающуюся на сочетание вспоминания и
повторного вызова. Спросите ребенка, например, кричит ли на
него мама. Если это так, попытайтесь подвести его к тому,
чтобы он вспомнил конкретный инцидент. При этом многие дети
закрывают глаза и возвращаются к событию. Если ребенок может
вспомнить точно, какие именно слова произнесла мать, и какие
слова произнесли остальные присутствующие, дайте ему пройти
событие столько раз, сколько нужно, чтобы ребенок потерял к
нему интерес. Большинство локов погаснут после
первого же прохода и больше не будут иметь аберрирующего
влияния.

Ребенок может войти в контакт со скорбью так же легко,
как и взрослый. Между ними та разница, что детский повод для
горя взрослому может показаться пустяковым. Для ребенка
может быть настоящей бедой, когда мама, например, не
позволяет ему в дождливый день идти пускать кораблики.
Эффект от разрядки такой инграммы будет не очень велик по
сравнению с разрядкой горя, причиненного уходом любимой няни
или пропажей щенка, но любое горестное переживание, которое
вы сможете разрядить, улучшит здоровье и благополучие
ребенка.

Одитор, желающий работать успешно, должен, помимо
всего прочего, уметь завоевывать доверие ребенка. Очень
трудно заинтересовать ребенка событиями, породившими его
нынешние трудности. Внимание ребенка очень рассеянное, он
еще не умеет его фиксировать. В задачу одитора входит
научить ребенка концентрировать внимание и направлять его на
локи и инграммы, содержащие скорбь.

У всякого ребенка прирожденное чувство собственного
достоинства. Всемерно проявляйте свое уважение к нему.
Никогда не говорите с родителями через голову ребенка. Уж
лучше говорить с ребенком через голову родителей. Стройте
свои отношения с ребенком, как партнерские. Вы увидите, что
у ребенка накопились горы ошибочных представлений о
различных повседневных явлениях. Не говорите с ним из-за
этого свысока. Проследите, откуда взялись эти заблуждения,
обычно вы обнаружите, что это вина взрослых, не
побеспокоившихся дать ребенку нужные сведения.

Работа с ребенком зачастую с неизбежностью включает в
себя работу не только с ним одним. Большая часть аберраций,
имеющихся у ребенка, проистекает от незнакомства его
родителей с Дианетикой, и, значит, вам, помимо укладывания
на кушетку ребенка, необходимо предпринять и иные шаги в
целях предупреждения рестимуляций.

Существуют три направления дианетического обращения с
любым человеком, и все они так или иначе необходимы при
занятиях с ребенком:

1. Стандартная процедура.

2. Дианетическое образование.

3. Смена окружения.

Обычно на страстное желание родителей, чтобы их ребенок
"стал лучше" и поправился, можно рассчитывать. Но
рассчитывать на то, что родители без вашего нажима
воспользуются вашими советами, можно, к несчастью, в весьма
ограниченной степени. Вам самому придется выбрать, каким
образом повлиять на родителей, чтобы то, что вы советуете,
было воспринято ими, как их долг по отношению к ребенку.

К одитору привели ребенка, который не пожелал с ним
разговаривать. После многих бесплодных попыток подступиться
к мальчику, одитор спросил, кто из родителей сказал ему,
что его накажут, если он будет что-нибудь рассказывать о
ссорах папы с мамой. Слезы. Поток слов. Случай вскрылся.

Чем может помочь одитор, если родители запрещают
ребенку рассказывать ему о своей домашней жизни? Те родители
были уверены, что причина аберраций ребенка в чтении
комиксов, но во время всего их воинственного курса на "вывод
крейсера из зоны урагана", они привычно скандалили, садясь
за стол. Отец придирался к еде, мать начинала жаловаться,
что она работает, как лошадь. Нередко они швырялись посудой
друг в друга, часто доставалось и мальчишке. Ребенка не
удавалось заставить есть, и, вместо положенных по возрасту
85 фунтов (38 кг), он едва ли тянул на 58 (26 кг).

Этот случай явно требовал только прямой связи (памяти)
с первой ссорой родителей за столом в присутствии ребенка.
Следующая мера, на которой пришлось настоять, заключалась в
том, чтобы ребенку было позволено есть на кухне за закрытой
дверью.

Услышав об этом, родители злобно воззрились на ребенка,
спрашивая: "Что ты ему наговорил?" Одитор, поняв, что
ребенка действительно будут бить, предупредил родителей: "Я
знаю, что если ребенку позволить есть самому, он наберет
вес, поэтому, если через две недели этого не случится, я
вынужден буду позвонить в Общество Защиты от Жестокого
Обращения".

Ребенок набрал вес.

Детский одитор должен оценивать окружение ребенка с
точки зрения Дианетики. Во множестве случаев в лечении
нуждаются в первую очередь не дети, а их родители. Но в
любом случае важно, чтобы родители усвоили, что бывают
обстоятельства, при которых происходит отпирание инграммы, и
научились бы избегать их. В этой связи важно помнить тот
факт, что "обычные" детские болезни часто начинаются три дня
спустя после какого-нибудь домашнего эмоционального
потрясения. При работе с ребенком обязательно исследуйте
этот промежуток времени, предшествующий любому его
заболеванию. Скорее всего, вы найдете отпирание инграммы,
способствовавшее заболеванию, именно там. Самое первое
недомогание ребенка поможет вам локализовать первичное
отпирание. Если вы обнаружите, что подобное отпирание имело
место достаточно часто, вы должны убедить родителей в
необходимости предупреждения дальнейших случаев отпирания
инграммы. Если история болезни их ребенка не является в
глазах родителей убедительным доказательством влияния на
здоровье ребенка последствий отпирания инграмм, ваш долг,
как детского одитора, продемонстрировать на них самих, что
подобное явление все же существует, что отпирание инграммы
действительно сказывается на здоровье и счастье любого
человека, старого или малого.

Даже небольшое время, затраченное на обучение родителей
основам детской Дианетики, иногда приносит больше пользы,
чем долгие часы рабочих занятий с ребенком. Вероятно, самый
важный аспект такого обучения - раз`яснить родителям, что
совершенно необходимо ставить перед ребенком цели и что
главной целью жизни ребенка должна быть цель стать взрослым
человеком. У ребенка должны быть и ответственность и
независимость, соответствующие его статусу ребенка. У него
должны быть вещи, принадлежащие целиком и полностью ему, все
решения о которых принимает только он сам. Но ни при каких
обстоятельствах он не должен присваивать себе права взрослых
в сфере домашней жизни. Преждевременное обладание этой
привилегией разрушит главную цель его жизни - стать взрослым
человеком. Бездумная гиперопека, отсутствие обучения,
имеющего четкую цель, приведет к тому, что ребенок потеряет
основной побудительный мотив в жизни, особенно если он
видит, что взрослые вокруг него не так уж наслаждаются своей
взрослостью, не извлекают никакого удовольствия из своих
взрослых прав и не настаивают на них. У ребенка, ото всего
огражденного, полностью зависимого, поощряемого за
проявления детской незрелости, пропадает желание как-то
меняться, ухудшается способность овладевать новыми знаниями
и способность владеть уже усвоенными, ибо он не видит
надобности ими владеть.

В обучение родителей должны, конечно же, входить и
основные правила превентивной Дианетики. Никаких разговоров
рядом с больным или травмированным ребенком. Как только
закончится временное снижение аналитических способностей,
вызванное несчастьем, устройте ребенка поудобнее, но не
говорите с ним еще несколько минут. Не оставляйте ребенка в
рестимулирующей обстановке. Не надо, как одна известная нам
мамаша, будить девочку среди ночи, стаскивать с кровати и
повторять: "Сиди на этом стуле и запоминай, какая ужасная
вещь замужество". Старайтесь уберечь ребенка от сцен, где во
всю силу проявляются различного рода драматизации.
Заботьтесь о ребенке, но спокойно, не делая из себя
незаменимого союзника.

Если, начав работу с ребенком, одитор обнаруживает (и
это скорее правило, а не исключение), что его подопечный
нуждается в конкретной конструктивной деятельности, то очень
хорошо, если одитор разработает для ребенка определенную
программу, по которой тот смог бы овладеть каким-нибудь
мастерством. Лучше всего для ребенка занятие, упражняющее
его тело. Эта программа, кроме того, должна помочь ребенку
слегка сменить окружение, "отодвинуться" от большинства
получаемых им рестимуляций. Если можно, то лучше, чтобы
ребенок сам себе составил эту программу. Помогите ему начать
работать по ней, но раз уж это специально его программа,
никоим образом не вмешивайтесь в его действия и не
настаивайте на "доведении до конца", если ребенок склонен
бросить дело. У него непременно есть на то причины, хотя он,
может быть, не в состоянии их выразить или не хочет
обнаруживать.

Сам ребенок почти не нуждается в изучении Дианетики.
Многие действия естественны для него. Он быстро привыкает
смотреть на сеансы, как на интересную игру, если одитор
сумеет так поставить дело.

Но в одной области образования ребенка одитор может
выполнить очень важную функцию. Очень часто окружающий
малыша мир приводит его в совершеннейшее замешательство
из-за этикеток, наклеенных взрослыми на предметы. Взрослые
не понимают, как это серьезно для ребенка, если на что-то
наклеена неточная этикетка. Представьте себе ребенка, до сей
поры не имевшего никаких сведений о смерти,
которому читают стишок о маленьких оловянных солдатиках и
ангелах с золотыми волосами (5). Если для него это первое
фальшиво-символическое об`яснение слова "смерть", то
подумайте, насколько странной покажется ему реакция взрослых
на настоящую смерть. Неверное значение слова, приданное ему
первым об`яснением, нужно каким-то образом изгладить, после
чего следует дать более верное понятие о предмете.
Расхождение между самым первым понятием о смерти и
последующими концепциями формируют в системе хранения
информации анализатора тревожную область, которая будет все
время отбирать на себя часть внимания ребенка, до тех пор,
пока напряжение не будет снято. Это осуществляется
достаточно просто. Первоначальное неверное "наклеивание
этикетки" трактуют, как лок, и снимают с него
напряжение, приведя его в тесный контакт с настоящим.

Дети плохо ориентируются в семантике. Иногда это
порождает в их сознании проблемы, имеющие столь далеко
идущие последствия, что разрешение этих проблем,
посредством все той же семантики, дает результаты,
кажущиеся просто чудом. У одной девочки плохо шла
арифметика. По остальным предметам она прекрасно успевала, и
не было видимых причин ее неудачи именно по этому предмету.
Одитор предложил ей несколько задачек, и она безнадежно
увязла, пытаясь их решить.

Одитор: Самолет летит на высоте 10 000 футов в
2 часа дня и на высоте 5000 футов в 3 часа
ночи. На какой высоте надо сбросить груз,
чтобы он достиг земли в три часа дня?

Девочка: Ой! Не знаю. Ну ладно, сперва было
10 000 футов, потом 5000... Нет, честно не
могу. Слишком трудная задача.

Одитор: А у тебя дома говорят о всяких задачах?

Девочка: Ну, мама часто говорит, что перед ней
множество трудных задач.

Одитор: А у тебя дома много говорят о всяких
задачах?

Девочка: Ну, мама часто говорит, что перед ней
множество трудных задач.

Одитор: А о тебе самой кто-нибудь говорил, как о
трудной задаче?

Девочка: Да, кажется, мама. Аа... вы имеете в виду
такие задачи!

Слово "задача" было осмыслено (как "трудный
вопрос, требующий разрешения"), и девочка вскоре
стала получать по арифметике хорошие оценки.

Одитор может обнаружить данные, говорящие о
необходимости изменений в окружении ребенка ради его
здоровья. В таких вопросах достигнуть взаимопонимания с
родителями вполне возможно. Если вы сумеете наглядно
показать родителям, что здоровье их ребенка пострадает,
например, от ежегодных летних поездок к дяде или тете,
обычно они прекращают такие визиты.

Большинство перемен окружения, требуемых для
прекращения рестимуляций ребенка, состоит в удалении его от
рестимулирующих влияний или союзников. Трудно вообразить, с
каким коварством союзник может подрывать психическое и
физическое здоровье ребенка (даже не отдавая себе отчета в
том, что он делает), до тех пор, пока вы не исследуете этот
вопрос сами и не убедитесь.

Случай из практики. Одитора пригласили к девочке в
больницу. Приехав, он узнал, что девочку перед этим навещала
бабушка и что у девочки поднялась температура. Тут же
выяснилось, что лихорадочное состояние и появление бабушки
совпадают не случайно. Использовав прямую связь, одитор
нашел у девочки заболевание в девятилетнем возрасте, во
время которого бабушка утвердилась, как союзник, ибо
настаивала, что она будет тут как тут, стоит девочке
заболеть. Когда лок был погашен, температура
упала немедленно и лихорадочное состояние исчезло за
несколько часов.

В связи с вышеупомянутым случаем полезно отметить, что
любой человек, подрывающий авторитет родителей, подрывает и
независимость ребенка. Действительность ребенка - это, в
основном, его отношения с родителями. Все, что становится
между ребенком и родителями, никак не способствует его
взрослению. Родственник или любой другой человек,
вмешивающийся в общение родителей с их ребенком <"в лоб",
методом прямых указаний и т.п., т.е. создавая инграммы.
Проведение одитинга, по сути дела, никак не является
вмешательством, а это лишь прохождение ребенком повторно
событий, уже имевших место и изменение отношения к ним, или,
как например, в случае работы с семантикой - уточнение
значения слов>, неважно, с какими прекрасными намерениями,
вредит физическому и психическому здоровью ребенка, а в
особенности, если пытается утвердиться именно в роли менее
строгого родителя. Одитор должен использовать все возможные
средства, чтобы удалить такого человека из непосредственного
окружения ребенка.

В детской Дианетике есть свои специфические проблемы.
Ребенок не способен к сильной сосредоточенности, и не нужно
его к этому принуждать. Даже прорабатывая приятные моменты,
одитор должен помнить о том, что не следует задерживать
ребенка на одном виде деятельности больше, чем он может
выдержать без утомления. Поэтому лучше, если можно, работать
с ребенком каждый день, так как для детей необходим более
короткий рабочий период. Длина занятия с ребенком от
15 минут до получаса, больше они обычно не выдерживают.
Должным образом подготовленные дети, успевшие проникнуться
духом проводимой с ними работы, могут удерживать внимание и
дольше. Но, если ребенок не может работать дольше среднего,
ничего хорошего не выйдет из попыток заставлять его. Здесь,
вероятно, следует отметить, что, хотя для ребенка приходится
укорачивать общий рабочий промежуток, но польза, приносимая
даже краткими сеансами, зачастую кажется просто чудесной
тем, кто не пробовал применять дианетическую методику к
детям.

Есть еще одна проблема, возникающая более серьезным
образом при работе с детьми, чем при работе со взрослыми.
Бывает, что один из родителей, а то и оба, активно не
принимают Дианетику. Если доходит до того, что дианетические
термины употребляются в насмешку, задача одитора еще
сложней. Ее единственное решение - в близости и интенсивном
общении одитора с ребенком. Необходимо также сделать упор
на то, чтобы работа была "игрой", и избегать употребления
дианетических терминов, пока не установлена близость.

Специфически детской проблемой является возникающее
иногда у детей нежелание проходить лок, кажущееся
взрослому легким. Обойти это нежелание можно, попросив
ребенка вообразить себе теле- или кинофильм об аналогичном
событии и рассказать вам, что же он видит на экране.
Предупреждение тем, кто будет пользоваться этим способом (а
его можно применять при работе со взрослыми): никогда не
говорите ребенку, что он сочиняет или ошибается.

Дети в еще большей степени, чем взрослые, теряют связь
с реальностью, когда имеющимся у них данным не доверяют.
Если наш Джордж-маленький видит на воображаемом
экране свою маму с зелеными волосами, незачем говорить ему,
что на самом деле она рыжая. Продолжайте проходить
лок, продолжайте ваши занятия с ним, и в конце
концов все перепутанные данные станут на свои места в памяти
пациента, и он по своей воле сообщит, что мамины волосы
рыжие, а не зеленые, и что он знал это с самого начала.

Ничто в Дианетике не доставляет столько радости, как
видеть ребенка, к которому возвращается связь с
действительностью. А результаты работы появятся, как только
между одитором и ребенком установится взаимопонимание. Дети
легко принимают Дианетику, и ничего необычного нет в том,
что ребенок начинает играть в новую игру во вспоминание с
мамой, папой и всеми друзьями. За исключением случаев с
очень плохим пренатальным банком инграмм, чье отпирание уже
имело место, детский повторный вызов обычно в хорошем
состоянии. Просто удовольствие смотреть на ребенка,
возвращающегося к полученным когда-то данным и
восстанавливающего их достоверность.

Дети обычно обладают особым талантом проходить не очень
болезненное происшествие сразу после того, как оно случится.
Так как последний ушиб или падение легко могут быть найдены
и боль от них может быть ослаблена или снята полностью самим
ребенком, многие одиторы учат этому своих детей, чтобы они
могли помочь себе сами после таких легких неприятностей.

Дети легко приспосабливаются к новому, поэтому ничуть
не удивительно, что один профессиональный одитор,
шлепнувший свою маленькую дочку, нашел ее на заднем дворе
дома, где она с мрачной решимостью проходила это печальное
событие.

Проблемы, возникающие у одитора, занимающегося с
детьми, чрезвычайно остры, и займут в его голове куда больше
места, чем проблемы работы со взрослыми. Проблемы
доступности (6), родительского вмешательства, недостаток
правильного воспитания спутываются в клубок и представляют
собой настоящий вызов одитору, вызов, который можно
встретить, лишь обладая острой проницательностью и терпением
сфинкса. Одитор обязан быть и непреклонным, и дипломатичным
с родителями ребенка. Ему необходимо стать и товарищем
ребенка, и его наставником. Он должен уметь извлечь наружу
существо проблемы не только из мешанины сведений, но и при
недостатке необходимой информации.

Интересно, что лечение ребенка и лечение больного
психозом во многом параллельны, так как и тот, и другой
случай ставят проблему доступности. Ребенок, страдающий от
плохого обращения, будет противиться проявлениям внимания со
стороны взрослого. Проблема самоконтроля, "управления собой"
встает потому, что он еще не научился тонкому управлению
своим телом. Задача одитора - направить внимание ребенка на
локи и инграммы. После того, как уходят "контуры"
(или инграммные единицы ложного самоуправления), "Я" все
более приобретает власть над организмом. Для того, чтобы
можно было начать процессинг, ребенок должен уметь собирать
и фокусировать внимание. Когда умение сосредотачивать
сознание на управлении телом достигает определенного уровня,
разум становится способен справляться с инграммами. Этому
умению и обучает одитор.

Начните определять с ребенком значения слов, названия
предметов и разбираться в их употреблении. Вы увидите, что,
стараниями взрослого окружения, у ребенка создалась очень
странная и неверная картина мира. Многое можно исправить
чисто на образовательном уровне.

Пренатальный банк ребенка бывает полон таких инграмм, с
которыми и 35-летний сознательный преклир побоится
соприкоснуться. Колея времени забита родительскими ссорами,
а иногда и жестокостью. Требование встретиться со всем этим
было бы чрезмерным по отношению к ребенку четырех-шести лет.
Это ему не по силам. Его аналитическое мышление еще
недостаточно развито, и в его обычном банке нет еще полного
набора данных, которыми он мог бы оперировать, чтобы
произвести оценку событий.

Предположим, вы начали процессинг, вернув ребенка к
тому времени, когда он катался на санках или шел купаться.
Ребенок сотрудничает, готовно откликается на команды идти
вперед или назад по колее времени, пока вы не скажете:
"Давай отправимся к тому моменту, когда мама застала тебя,
таскающим потихоньку печенье, и наказала". Все! Туда-то он и
не желает идти. Наказание не было сильным - мама пару раз
слегка шлепнула его по попке, но преступник был без памяти
от страха. Если уж такое происшествие кажется ему
невыносимым, то как же можно ожидать, что он отправится к
настоящему домашнему сражению, разыгравшемуся между его
родителями.

Таким образом, стандартный процессинг исключен, по
крайней мере до тех пор, пока ребенок не будет обучен
обращению с собственным телом и не приобретет достаточный
об`ем сведений, позволяющий ему делать адекватные оценки.
Это открывает совершенно новый путь для процессинга: просто
дайте ребенку больше исходных данных, работайте над
идентификацией об`ектов на образовательном уровне.

Предположим, что совершенно нормальный ребенок все
простужается и простужается, у него развивается астма, он
серьезно болен и родители, говоря: "Мы перепробовали все на
свете", наконец, приводят ребенка к одитору. Лучше всего
говорить с самим ребенком в отсутствии родителей. Попросите
его сесть и обращайтесь с ним уважительно. Вы увидите, что и
он ответит вам с уважением. Это и будет началом ведения
случая.

Лучшее, что можно сделать для ребенка, - это завоевать
его доверие и дружбу до такой степени, чтобы он соглашался и
мог возвращаться к горестным для него событиям. (Вот,
например, большое горе - кто-то отобрал его трехколесный
велосипед). Когда случай очищен от скорби, велика
вероятность, что исчезнут хронические заболевания, ослабеет
внутреннее напряжение ребенка, и он станет вполне
уравновешенным. Затем следует исключить отпирание инграмм в
будущем, об`яснив родителям механизм рестимуляции и
рассказав о последствиях для ребенка происходящих в его
присутствии ссор. На этом этапе еще не является целью полное
очищение, а только деинтенсификация инграмм. Ваша задача -
привести ребенка в такое состояние, чтобы он мог лучше
ладить со своим окружением.

У вас будут случаи детей, которым приказывали не
плакать и воспитывали соответствующим образом, так что они
привыкли страдать молча. С такими детьми очень трудно, но
надо суметь и у них добраться до области скорби и очистить
ее, применяя прямую связь памяти.

Пройдя с ребенком его горе и научив его хорошо играть в
эту новую игру с памятью, отправьте его к тому времени,
когда он в последний раз испытал незначительную боль, и
пройдите ее. Научите ребенка отыскивать недавние
локи и не очень серьезные инграммы. Но даже если до
этого этапа работа двигается успешно, не рассчитывайте сразу
найти с ним базис базисов инграмм (7).

Если ребенок болезненный, посмотрите, действительно ли
это беспокоит родителей. Поищите, что в окружении ребенка
сильнее всего его рестимулирует, и привлеките ребенка к
сотрудничеству в устранении рестимуляторов. Большой такт и
особая дипломатичность требуются от одитора при общении с
родителями ребенка. У одного малыша, очень болезненного,
была аллергия на собственную мать, таскавшую его по
всевозможным санаториям именно потому, что он столько
болеет. Куда бы ребенок ни попадал, источник его
заболевания оставался при нем. Но как же можно сразу сказать
в лицо матери, что она служит для своего сына
рестимулятором, и чем больше времени они будут проводить
вместе, тем больше он будет болеть! Нужно весьма
дипломатично обучить мать основам Дианетики или уговорить ее
саму подвергнуться терапии. Если отец проявляет
доброжелательный интерес, убедите его, что для дела будет
полезно, если позволить вам сперва позаниматься с матерью
ребенка.

Очень может быть, что, начав лечить ребенка, вы кончите
тем, что перейдете к лечению окружающих его взрослых. Многие
люди ради здоровья ребенка согласятся на то, на что не
согласились бы ради собственного здоровья. А насколько лучше
было бы для ребенка, если бы будущие родители проходили
процессинг до того, как заводить детей!

Не читайте ребенку нотаций о самодисциплине, потому что
это естественный, прирожденный механизм, и его нельзя
внедрить палкой. Если ребенок никак не может утихомириться,
если его мысли блуждают где попало, последуйте за их ходом и
позвольте им блуждать, сколько будет нужно. Не делайте
занятия обременительными для ребенка, требуя, чтобы он
работал дольше, чем естественно для него удерживать
внимание. Будьте довольны, даже если он выдерживает всего
пять минут в день. Пусть идет домой, если хочет. Вот
увидите, в следующий раз он придет и будет работать с
большой охотой. Но если вы будете нудеть, что он должен
работать, должен проходить то или это, должен быть послушным
мальчиком - вы только добавите ему затруднений, которых у
него и так хватает. <А также потеряете доверие ребенка и
нарушите аффинити (близость) между вами и им.>

Разговаривая с Билли, не обращайте внимания на его
родителей. Ничего не может быть хуже, чем говорить с
родителями, игнорируя присутствие ребенка. Напротив, иногда
полезно поговорить с Билли, не замечая родителей.
Обращайтесь только к ребенку, или вы потеряете его
привязанность, необходимую для работы. Если ребенок сможет
говорить хотя бы с вами на другом уровне, чем со всеми
остальными, то он и сам начнет чувствовать себя другим
человеком, и об`ективно будет изменяться к лучшему с каждым
сеансом.

От детского одитора требуется куда большее терпение и
гибкость, чем от взрослого. Вы должны быть и упорны, и уметь
приспосабливаться к ребенку. Если вы сумеете разумно, в духе
Дианетики, совместить эти требования, вы непременно
достигнете хороших результатов.

Категория: Психология | Добавил: NATALYA | Теги: отношения, дианетика, воспитание, семья, дети, Психология
Просмотров: 462 | Загрузок: 98 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: