Детская дианетика(4) - Психология - Библиотека - Библиотека "Приятное с Полезным" - Приятное с Полезным: творчество,лайфхаки,мистика, и др.
Главная » Файлы » Библиотека » Психология

Детская дианетика(4)
[ Скачать с сервера (12.6Kb) ] 20.01.2010, 01:04
Глава 2. Величайшая проблема человека.

___________________________________________________________

Примечания

1. Основная личность (basic personality) - сам человек.
Основа его индивидуальности вовсе не запрятана
куда-то, так, что ее невозможно различить и
понять, и вовсе не какая-то иная личность.
О.Л. - все то лучшее, талантливое, что есть в
человеке, усиленное во много раз.

2. Вэйланс (валентность) (valence) - роль. Термин
используется для случаев, когда человек
"надевает на себя", "одалживает" чью-то
"персону", черты личности, "личину". При
утрате веры в себя самого человек заменяет
собственную личность вэйлансом. Преклир в
вэйлансе своего отца поступает точно так
же, как поступал его отец.

3. Расчет на союзника (ally computations) - почти
идиотический расчет на то, что друга можно
удержать только приблизившись к тем условиям,
в которых завязалась дружба. Расчет состоит в
том, что, раз безопасность (а, значит,
выживание) существует только поблизости от
определенного лица и раз поблизости от этого
лица можно быть только будучи больным,
сумасшедшим или слегка, а то и полностью,
беспомощным, недееспособным, то для достижения
выживания нужно заболеть.

4. Девиантное поведение - поведение, отклоняющееся от
нормы, от поведения психически здорового,
уравновешенного человека. [Прим. перев.]

5. Расчет на сочувствие (sympathy computation) - расчет,
заставляющий больного "хотеть быть больным".
"Болезнь очень способствует выживанию", -
говорит ему реактивное сознание и перекраивает
его тело, подстраивая под болезнь. Например,
если больной с плотным инграммным фоном
когда-либо ломал ногу и вызывал к себе этим
сострадание, он и в дальнейшем склонен к
заболеваниям, имитирующим перелом (артриты и
т.п.).

6. Выключение (запирание) соматики (somatic shut-off) -
состояние преклира, при котором у него
отсутствуют соматики в каком-то определенном
происшествии или где-либо еще (во время
прохождения этого отрезка колеи времени на
занятии), подавленные, вероятно,
предшествующим приказом или последующей (более
поздней) болезненной эмоцией. Существует целый
класс приказов, выключающих одновременно боль
и эмоцию, так как слово "чувствовать"
омонимично. "Я ничего не чувствую" -
стандартный приказ, но он может быть выражен и
другими словами. В любом языке есть для этого
богатые возможности.

7. Теория повторения, рекапитуляции (recapitulation) -
теория, утверждающая, что в своем
эмбриональном развитии человек повторяет все
стадии эволюционных изменений, через которые
проходили его отдаленные предки.

8. Близость <аффинити> (affinity) - Степень симпатии,
привязанности, расположения, предпочтения или
их недостатка. Близость есть приемлемая
дистанция между людьми. Большая степень
близости означает склонность, предпочтение,
тягу людей друг к другу. Недостаток близости
означает, что тесное сближение было бы
неприемлемо, неприятно. Близость - одна из
составляющих взаимопонимания.

9. Семантика - изучение и толкование значений слов,
знаков, изречений.

10. Обычный банк <Стандартный банк памяти> (standart bank).
Запись в обычный банк осуществляет
аналитическое сознание, заносящее туда все,
что было воспринято органами чувств человека
на протяжении всей его жизни до текущего
момента, за исключением <моментов> физической
боли, которая записывается реактивным
сознанием в реактивный банк (или банк
реактивного сознания).

11. Редукция (разгрузка, разрядка) (reduction) - снятие
заряда боли с происшествия.

12. И правда, привнесет, но все-таки не такую сильную, как
была на самом деле. [Прим. перев.]

13. Выносить - терпеть, подчиняться хладнокровно без
заметного ослабления сопротивляемости.

14. Лок (lock) - мысленный образ, картина
пережитого события, безболезненного, но
тревожного. Эта тревога тем больше, чем хуже
инграмма (или вторичная инграмма <инграмма
болезненных эмоций> (см.)), которую
рестимулировало это событие.

15. Монтаж <даб-ин> (dub-in) - несознательно созданный
мысленный образ, картина, которая кажется
подлинной записью, сделанной о физической
вселенной, но фактически является только
переделанной, измененной копией отрезка колеи
времени. Термин взят из киноиндустрии, где он
означает звуковое сопровождение для событий,
которые либо происходят где-то в другом месте,
либо происходили в какое-то другое время по
отношению к событиям на экране.

16. Драматизация, разыгрывание сцены (dramatization) -
полное или частичное воспроизведение
содержания инграммы аберрированным человеком
<в обычной жизни, неосознанно, в настоящее
время, а не как результат вспоминания или
возвращения во время сеанса одитинга; хотя во
время сеанса Д. также возможна>. Находясь в
определенном окружении здесь и сейчас, человек
разыгрывает сцену из прошлого. Аберрированное,
неадекватное поведение, как таковое, полностью
является драматизацией. Человек, как актер на
сцене, играет отведенную ему роль, совершая
при этом ряд абсолютно иррациональных,
абсурдных поступков. <Степень драматизации
находится в прямой зависимости от степени
рестимуляции инграммы, которая и является ее
причиной.>

17. Контур <демоническая цепь> (circuit) - часть
сознания человека, создающая внутри него некое
подобие "другого" " человека" (или "людей"),
которые "влияют" на него, "спорят" с ним,
задавая его поведение по определенному
шаблону.

18. Случай Джорджа-маленького <Случай младшего> (Junior
case) - случай, когда ребенок назван в честь
одного из родителей. Допустим, отца пациента
зовут Джорджем, как и его самого. Для
реактивного банка это просто роскошное
тождество, означающее, что Джордж-отец - то же
самое лицо, что и Джордж-сын. Мать кричит: "Я
ненавижу Джорджа!" "Это ты", - говорит
инграмма сыну, хотя мать имела в виду отца.

19. Шизофрения (психиатрический термин) - первоначальное
значение слова - расщепление личности. Такое
название заболевания должно, согласно
классификации, проводимой в психиатрии,
характеризовать человека, чьи мысли и эмоции
никак не связаны друг с другом. <Впоследствии
этот термин стал "кучей мала" для многих
различных определенных и неопределенных видов
психических отклонений>.

20. Маниакально-депрессивный (больной) - человек, который
вследствие услышанной фразы, полученного
физического воздействия или иной рестимуляции
слегка продвинулся вверх по тон-шкале <см.>,
затем с`ехал по ней вниз и дальнейшее его
поведение определяется тем, что записано в
рестимулированной инграмме.

21. Мгновенный ответ (flash-answer) - немедленная реакция,
первое, что придет в голову преклиру сказать
или сделать, когда одитор щелкнет пальцами.
М.О. используется для установления контакта с
событиями из прошлого преклира <для
установления контакта и общения с файл-клерком
(см. файл-клерк)>.

22. Фонд (Foundation) - Хаббардовский Фонд Дианетических
Исследований (Hubbard Research Foundation) -
первая дианетическая организация. Сначала он
находился в Элизабет, Нью-Джерси, потом - в
Уичита, Канзас.

___________________________________________________________

Как вы считаете, перед какой величайшей проблемой стоит
каждый человек? Подумайте, может быть, это война? Голод?
Болезни? А может, это любовь, ненависть, деньги, положение в
обществе? Или все-таки это та задача, которую ежедневно и
всю жизнь решает каждый из нас, выясняя, что же это значит -
найти себя? Не кажется ли вам, что если это и не величайшая
проблема в жизни каждого, то, по крайней мере, одна из самых
величайших? В Дианетике она считается коренной проблемой.

Целью практического применения Дианетики является
получение клира, неот`емлемым атрибутом которого является
способность к самоопределению. Но что означает такая
способность? Человек, стремящийся к самоопределению, то есть
к тому, чтобы самому решать за себя, что и как ему делать,
прежде всего должен понять, что он может делать хорошо и
чего он хочет достичь своими действиями. Ответы на эти
вопросы дает человеку отчасти его жизненный опыт, а отчасти
то, что мы в Дианетике называем основной личностью (1).

Дианетика об`ясняет, что именно наличие инграмм может
обуславливать сильную рассогласованность реального человека
с его основной личностью, происходящую или вследствие прямых
инграммных приказов вести себя тем или иным образом, или
вследствие сдвига вэйланса (2), или вследствие расчетов на
союзника (3). Тем не менее, основная личность всегда
присутствует в человеке и, так или иначе, реализуется.

Но что обуславливает девиантное поведение (4) ? Каков
его механизм? Инграммы "закладываются" в реактивный банк
человека в течение пренатального периода. Через некоторое
время после рождения (см. гл. 3; прим. перев.) инграммы,
одна за другой, отпираются первично <кий-ин> и начинают
оказывать резко негативное воздействие на душевное и
физическое здоровье ребенка. В это же время формируются
расчеты на сочувствие (5), и вступают в силу расчеты на
союзника. Болезни и хирургические вмешательства в период
раннего детства имеют исключительную важность. Мы часто
обнаруживали, что операция по удалению миндалин ведет
впоследствии к "выключению соматики" (6), или же производит
первичное отпирание инграммы. "Выключение горя" тоже чаще
всего берет свое начало от какого-либо неприятного
происшествия с ребенком, когда мама уговаривала его: "Ну не
плачь, не кричи, все будет хорошо." Вред таких уговоров
очевиден, так как буквальное содержание этой фразы - "если
ты только не будешь плакать и кричать, то все непременно
будет хорошо" - может служить превосходной пищей для
реактивного сознания. Весьма сомнительно, чтобы в жизни
человека все и всегда могло бы быть хорошо. Но инграмма
обещает это и даже требует, при условии, что ее обладатель
не будет плакать. Когда же это ее требование не выполняется,
то разве что Господь Бог поможет бедному дитятке и его
мамочке, и всей родне.

Но давайте ненадолго оставим частности и попробуем
обобщить. Что значит раннее детство в жизни человека? Явно
недостаточно было бы просто сказать, что за это время
младенец подрастает. В современном обществе это особый,
решающий период усвоения ребенком поведенческих стереотипов,
которые впоследствии с трудом поддаются каким-либо
изменениям, потому что первоначальные впечатления,
послужившие их формированию, обычно полностью забываются
взрослым человеком. Мы могли бы сказать, что именно в раннем
детстве человек во всем, чему его учат, и во всем, что он
узнает из личного опыта, отыскивает и запоминает средства и
способы выразить себя. Он вынужден будет именно их
использовать впоследствии, а они могут оказаться как грубо
неадекватными, так и теми, которые сослужат ему в дальнейшем
величайшую службу. Короче говоря, с нашей точки зрения
раннее детство - это период формирования основных методов
самовыражения.

Следующим по важности в жизни ребенка является период
позднего детства, грубо говоря, от шести до двенадцати лет.
В нашем обществе это время в основном предназначено для
приобретения различного рода знаний. Со слегка иной точки
зрения, этот период посвящен вынужденному запоминанию
разнообразной информации. Дианетика склонна усомниться в
полезности этого занятия. Как с точки зрения психического
здоровья ребенка, так и с точки зрения правильного
восприятия поступающей информации, было бы нужнее научить
ребенка тому, как думать, прежде, чем учить его, что думать.
В обучении детей в наши дни упор делается явно не на то, на
что следовало бы. С точки зрения Дианетики упор следовало бы
сделать на то, как, чем на то, что изучать и думать.

Вероятно, нам следует должным образом обосновать
занимаемую нами позицию. Давайте же сперва остановимся более
подробно на том, что мы ранее определили, как
"аналитическое" и "реактивное" сознание. Реактивное сознание
не является, строго говоря, сознанием, ибо оно не мыслит.
Реактивное сознание - это копилка, содержащая болезненные
бессознательные впечатления, внедренные в психику на низшем
уровне интеллектуальных способностей. С функциональной точки
зрения то, о чем мы говорим, как о "рассуждениях",
"размышлениях" реактивного сознания, есть продукт
деятельности почти полностью отключенного анализатора,
расчеты чрезвычайно низкого уровня. Может показаться, что
нечто от первичного, животного способа мыслить -
тождествами, привнесено рекапитуляцией (7) в развитие у
ребенка чувства жадного интереса к действительности и бытию.
Ребенок склонен думать именно тождествами. Раз похоже -
значит, то же самое, не похоже - значит, совсем другое. Это,
видимо, первый шаг к осознанию различий вообще. Поскольку в
сознании ребенка существует такой подход к оценке свойств
окружающего мира, нам кажется, что чем скорее мы сможем
указать ребенку на иной, многосторонний способ оценки, тем
скорее он отвыкнет думать в терминах тождества об`ектов и
тем меньшее влияние реактивное мышление будет иметь на его
душевное и физическое здоровье.

Есть еще один важный фактор, характеризующий
мыслительную деятельность ребенка. Ребенок, по-видимому,
"ближе" к своим инграммам, чем взрослый. Под "близостью" мы
имеем в виду, что ребенок не может "удалиться" от влияния
инграмм, ибо не имеет преимуществ взрослого: протекшего с
момента получения инграмм времени и опыта аналитического
мышления. Наиболее полно характеризует эту черту детского
мышления тот факт, что у ребенка чувство реальности и связи
с окружающим миром не строится на основе обширного
жизненного опыта, и поэтому ему трудно отделить происходящее
с ним в настоящий момент времени в результате каких-то
прошлых его действий или переживаний от происходящего с ним
в настоящий момент в результате того, что он находится в
этот момент в определенной ситуации.

Можно сравнить приобретенный опыт аналитического
мышления с лифтом, поднимающим наше "Я" над инграммами. По
мере накопления такого опыта "Я" систематизирует его, и
система эта все более усложняется по мере взросления
индивидуума, и именно эта сложность служит своеобразным
буфером, предохраняющим нас от инграммных приказов. Однако,
в ней же и заложена, как кажется, и величайшая опасность.
Вместе с усложнением структуры анализатора увеличивается и
давление инграмм на него, заставляя его постоянно делать
неверные выводы из поступающей информации. И чем дальше
заводят нас эти неверные выводы, тем хуже наша связь с
реальностью, сильнее расстройства общения, слабее
близость <аффинити> (8) с другими людьми.

Возможно, самым ярким проявлением попыток ребенка
отыскать границы собственной личности является быстрая смена
вэйлансов. Даже на основании небольшого об`ема опытных
данных, пожалуй, можно смело утверждать, что быстрая смена
вэйлансов - это естественный процесс для ребенка. Он
примеряет на себя куски чужих вэйлансов, как одежду,
сметывает их на живую нитку, отбрасывает те, которые ему не
годятся. Он конструирует и синтезирует новую личность из
этих кусков, дополняет ими свою собственную основную
личность.

Необходимо сделать отступление и об`яснить, что слово
"вэйланс" используется нами здесь в самом широком
смысле. Под этим термином мы подразумеваем не только
информацию об определенных людях, содержащуюся в инграммах
ребенка, но и ограниченный запас аналитических сведений,
почерпнутый ребенком из ковбойских фильмов, из чтения, из
наблюдений за полисменами, пожарными, и т.д. Такое
употребление термина не включает в себя концепцию смены
вэйлансов, обусловленную инграммным приказом или расчетом
реактивного сознания. Хотя смена вэйланса может быть
обусловлена этими причинами, но выше мы обсуждали не
вынужденную, а спонтанную смену вэйлансов, скорее
примерку чужих ролей. Ребенок подражает другим, причем
невынужденно.

Проблема "себя самого" для ребенка трудна и темна, но
страшно важна. Те, кто занимался психологией человека,
постоянно обращались к этой несложной теме, ибо она является
первоосновой для изучения формирования сознания.

В художественной литературе, например, Льюис Кэррол,
создатель бессмертной "Алисы в Стране Чудес", с юмором
рассказывает нам, как с этой трудностью встретилась Алиса.
Посмотрим в начало главы "Совет Гусеницы", где Алиса и
Гусеница обсуждают интересующий нас вопрос. Может быть, мы,
более подготовленные, сможем придти к уместным заключениям
там, где это не удалось героям. Итак:

Гусеница и Алиса некоторое время молча
смотрели друг на друга. Наконец, Гусеница вынула
чубук кальяна изо рта и спросила сонным,
скучающим голосом:

- Ты кто такая?

Это было не очень-то ободряющим началом
разговора, и Алиса ответила довольно робко:

- Я ... я не знаю наверняка, Мадам, по
крайней мере сейчас. Я еще могу сказать, кем я
была сегодня утром, но с тех пор я столько раз
менялась.

- Что ты имеешь в виду? - спросила Гусеница
строго. - Ты хоть сама-то понимаешь?

- Совсем не понимаю, - сказала Алиса, - я,
знаете, сама не в себе.

- Не знаю, - отрезала Гусеница.

- Боюсь, Мадам, что я не могу об`яснить
понятнее, - очень вежливо ответила Алиса, -
потому что просто не знаю, с чего начать, а быть
в один и тот же день такой разной - это так
запутывает.

- Это - не запутывает, - сказала Гусеница.

- Ну, может быть, Вы пока так не считаете, -
возразила Алиса, - но вот начнете окукливаться,
а в один прекрасный день Вам придется, а потом
станете Бабочкой, и я уверена, Вы почувствуете
себя очень странно.

- Нисколько, - парировала Гусеница.

- Ну хорошо, - сказала Алиса, - пускай это не
странно Вам. Но мне было бы очень не по себе.

- Тебе! - хмыкнула презрительно Гусеница. -
Да кто ты такая?

Это вернуло их к началу диалога.

Если бы мы хотели узнать об инграммах Алисы, мы могли
бы позволить себе некий дианетически-литературный разбор
произведения; однако, вероятно, куда более ценно для нас же,
если Кэррол и его Алиса будут сами говорить за себя. И тогда
мы увидим забавную, и, тем не менее, много нам говорящую
картину детского изумления, и даже оцепенения перед
загадкой: "А что же такое - я сама?" Тот факт, что дети
испытывают замешательство перед этой проблемой, не должен
удивлять нас - она ставила в тупик и величайших философов.
Они самоуверенно бросались на штурм, пытаясь войти в самую
сердцевину мышления, но эти попытки явно не привели к
полному успеху, судя по недостатку единства взглядов
философов на проблему самоотождествления.

Как бы глубоко мы ни рассматривали эту проблему, но мы
не можем не замечать, что большая часть детских затруднений
при ее решении носит временный характер. Не надо уж слишком
философствовать по их поводу. Затруднения ребенка носят
легкоустранимый характер. Например, дети вовсе не сильны в
семантике (9), словарь их довольно беден и зачастую они не
понимают значения того или иного слова и употребляют его
неверно. Мирок их действительности еще очень мал. Ребенок
проходит одну за другой все стадии отделения себя от
окружающего мира. Когда он только появляется на свет, у него
полностью отсутствует понятие о том, где кончается он сам и
где начинаются все прочие вещи и люди. С этим он постепенно
освоится, но тут перед ним встанет новая задача -
определить, где кончаются его желания и вступают в действие
иные силы. У ребенка еще не сформировано чувство реальности
в той степени, как у взрослого или даже подростка, и это не
позволяет применять к нему обычный дианетический процессинг,
потому что содержимое обычного банка памяти (10) ребенка
неадекватно имеющимся проблемам. Но с ребенком зато можно
установить очень тесную близость, и эта компонента
треугольника БДО может компенсировать недостаток двух
остальных. Если ребенок почувствует, что вы действительно
хотите помочь ему, вы можете добиться многого.

Это подводит нас вплотную к тому, как же работать с
детьми. Тут не существует единого рецепта на все случаи
жизни, годящегося наверняка для каждого ребенка, но мы
разрабатываем серию игр, помогающих всем детям лучше владеть
родным языком. Например: "Сколько ты можешь назвать значений
слова "коса"?" Разрабатываются различные наборы кубиков и
тому подобных игр, назначение которых - развить у ребенка
способность ориентироваться в семантике.

Теперь давайте рассмотрим вопрос о "возврате" ребенка.
Дети смотрят на возвращение к неприятным происшествиям, как
на новое неприятное происшествие, и не способны заглянуть
вперед настолько, чтобы осознать пользу, которую оно может
им принести. Теория рестимуляции и редукции (11) слишком
сложна для малышей, поэтому единственным исключением может
быть случай хронической, физически болезненной рестимуляции.
Если ребенок страдает от постоянных болей в желудке, частых
головокружений или прочих, постоянно досаждающих ему
приступов болезни, он будет рад попробовать все средства,
сулящие ему облегчение. Но даже в этом случае ребенку надо
постоянно напоминать, что он должен рассказать одитору о
самом первом приступе боли в желудке, о первом
головокружении, и только тогда ему можно будет помочь.
Ребенок может и будет чувствовать соматики, но только если
он не боится.

Здесь мы подходим к обсуждению еще одной серьезной
трудности, препятствующей возврату у детей, преодолеть
которую можно только установив с ребенком дружеские и
доверительные отношения. Препятствием к возврату является
страх. Дети еще не слишком хорошо понимают необратимость
времени, для них прошлое налезает на настоящее, оставаясь
все таким же реальным. Они боятся, что "вчера" с его страхом
и болью может задержаться навсегда и наступать снова и
снова; они боятся, что возвращение ко времени, когда было
больно, привнесет эту боль в реальность настоящего
времени (12). Это естественный страх, порожденный у ребенка
недостатком опыта аналитического осмысления мира. Решение
этого вопроса очевидно - ребенка надо ознакомить подробно с
особенностями дианетической терапии.

Кроме того, каждого ребенка следует ознакомить, в
доступной ему форме, с тем, как он родился. Он должен знать,
каких ожидать соматик и что будет происходить при повторном
их прохождении. Короче говоря, он должен как можно лучше
понимать: чем же это они с одитором занимаются.

Однако, для работы с ребенком недостаточно одного
изложения основ теории Дианетики и ее практического
применения. Дети тянутся к тому, кто пользуется у них
авторитетом. Ребенок хочет и должен иметь возможность
положиться на слово взрослого, которому он доверился,
поэтому одитор сделает ложный шаг, сказав ребенку,
например, что возврат к рождению не причинит ему боли.
Ребенок, поверив ему, будет ожидать лишь легкого сдавливания
или вообще ничего неприятного. Надо сказать, что степень
болезненности того или иного ощущения для ребенка
определяется его состоянием в момент восприятия, а не
сопоставлением данной боли и какой-то другой. Если ребенок
находится в подавленном состоянии или просто устал, он будет
хуже "выносить" (13) соматики, и одитору следует отдавать
себе в этом отчет. Одитор должен заранее об`яснить ребенку,
что с ним может быть во время занятия и какие он, возможно,
будет испытывать ощущения, причем лучше не рисковать потерей
доверия ребенка, преуменьшая их болезненность для него. А
точно предсказать ребенку, насколько ему будет больно, очень
трудно, и не раз бывало так, что одитор терял доверие
малыша, переоценив его способность выносить боль. Потерю
доверия к одитору надо пройти на занятии немедленно, как
лок (14), и пока близость с ребенком не будет восстановлена,
лечение следует приостановить. Продолжение занятий с
ребенком, утратившим веру во "всезнание и всепонимание"
одитора, вызывает у него "монтаж" <"даб-ин"> (15). Тот
одитор еще не знает настоящего разочарования, кому не
случалось провести ребенка через болезненное происшествие
наполовину и тут обнаружить, что счастливое окончание,
которое уже виделось ему, не более как мираж.

Дети явно склонны входить в вэйлансы близких им
людей. Одиторам случается наблюдать ребенка в вэйлансе
одитора, даже когда они просто вместе играют во что-нибудь.
Это, скорее всего, случай с сильным страхом, но явление
возможно и с нормальным ребенком. Чем меньше ребенок близок
со своими домашними, тем легче он входит в вэйланс того,
к кому привяжется.

Очень важно проследить, откуда взялись
драматизации (16) ребенка, и изгнать их, насколько возможно.
Для этого необходимо проконсультировать родителей, как им
избегать того, что может рестимулировать ребенка.

Если ребенок мультивалентен, обычно трудно определить,
в каком из вэйлансов он находится именно в данную минуту.
Работать с таким ребенком возможно только через
установленную с ним близость. У него, скажем, четыре разные
вэйланса, сменяющие друг друга каждую минуту. У него
слабая связь с действительностью и, вдобавок, "контур" (17),
заявляющий: "Говорить буду я!". Работа с таким пациентом
будет продвигаться вперед, только если будет нарастать его
близость с одитором.

Весьма вероятно, что можно извлечь пользу из
естественной склонности ребенка (если она сохранена) играть
чужие роли, предоставляя ему те роли, которые пойдут на
пользу и ему, и обществу гораздо больше, чем роли
гангстеров, жестоких полицейских, ковбоев и прочих
сомнительных личностей. Споры и влиянии кино, о вреде
определенного сорта комиксов для детей идут давно, теперь
речь заходит о телевидении. Дианетика дает нам возможность
доказательно об`яснить, почему же мы чувствуем, что
подобного рода развлечения наносят детям вред. Дело в том,
что они загоняют человека в определенные вэйлансы, и мы в
этом твердо убеждены. Эта проблема затрагивает не только
детей, но и многих не в меру энергичных юношей, давно
отпустивших усы.

Наша надежда на то, что можно создать и внедрить
дианетически обоснованные программы, предоставляющие ребенку
на выбор полезные для него, служащие его обучению и
воспитанию роли, основана на нашей практике, на том, что мы
во множестве наблюдали у детей аберрации, обусловленные
принятием чужих вэйлансов, и самый яркий пример этого -
так называемый, случай Джорджа-маленького <младшего> (18).
Он все еще "маленький", хотя ему стукнуло пятьдесят, но,
конечно, он начал быть "маленьким" гораздо раньше. Успех
лечения такого пациента зависит до определенной степени от
условий, в которых произошло первичное отпирание <кий-ин>
соответствующей инграммы. Вот, например, как это может
случиться: после развода с Джорджем-большим мать говорит
Джорджу-маленькому: "Теперь ты маленький хозяин дома,
маленький мужчина".

Иногда ребенок начинает внешне походить на больного
психозом или шизофренией (19), но в этом нет ничего
страшного. Играть он может во что угодно: вот он бабочка, а
вот лошадь, а сейчас коробочка. Воображение его не знает
удержу, и, воплощая некоторые свои фантазии, он делается
похож на сумасшедшего. Но это чисто внешнее сходство, и
разница между здоровым ребенком и ребенком, страдающим
психозом, состоит в том, что здоровый ребенок меняет личины,
потому что хочет упражнять свои способности, а больной
делает это вынужденно. Однако, если ребенок не может
перестать быть бабочкой, то мы уже имеем дело с аберрацией.
Малыш застрял в вэйлансе бабочки.

Ничего страшного, если ребенок хочет быть то бабочкой,
то цветком, то ковбоем - он просто перебирает роли. Но если
ребенок остается в одной из них слишком долго, то это уже
застревание в вэйлансе. Мы имеем дело с той же проблемой,
если ребенок застревает в вэйлансе членов семьи или имеет
инграммный приказ: "Ты в точности, как вся эта семейка" или
"Ты - вылитый отец".

Хотя ребенок, утвердившийся в каком-либо определенном
вэйлансе в очень раннем возрасте, может вместе с
ним заполучить и психосоматическое заболевание его
носителя и, возможно, будет всю жизнь сильно
драматизировать, а его анализатор большую часть времени
будет отключен, но эти проблемы еще не самые тяжелые.
Гораздо хуже, если человек, застрявший в определенном
вэйлансе, вдруг влезает в еще один, вдобавок к первому, и
застревает и в ней тоже. Если он может из этих двух
вэйлансов синтезировать один, то его положение может
как-то стабилизироваться, но в зрелом возрасте осуществить
такой синтез весьма трудно, и возникает тяжелый конфликт.
Вот что может произойти с нашим, отчасти гипотетическим,
Джорджем-маленьким.

Допустим, мальчик терпеть не может своего отца и
поэтому входит в вэйланс матери. Но у него есть приказ
быть "вылитым отцом". Это сильно затрудняет его ориентацию
во внешнем мире, со временем ему ставят диагноз -
расщепление личности. Его диагносцируют и как
маниакально-депрессивного типа (20), но оба диагноза не
вызывают у нас доверия. Его депрессия вызвана тем, что он не
может принять решение.

Такие проблемы возникают уже в детском возрасте,
особенно у детей из склочных семей, где ребенок для
собственной безопасности нуждается в сильном союзнике.
Верное средство обрести такого союзника - войти в
проигрышный вэйланс (чувствовать, что чувствует
побежденный) и для защиты домогаться покровительства
победителя. Необходимо играть требуемую от тебя роль или
построить себе вэйланс из компонент, которые нравятся
желанному союзнику, и дело в шляпе. Вот пример.

Кузина Мери часто бывает в гостях у маленькой Бетти и
ее семьи. Мери чуть постарше Бетти, поэтому всегда может
помочь ее маме. Бетти еще не доросла до этого, но всегда,
как только Мери уходит, мама начинает говорить о том, как
чудесно, когда Мери поблизости, уж она-то всегда поможет.
Если ситуация в семье неспокойная, бетти ничего не остается,
кроме как забраться в вэйланс Мери, чтобы сохранить
мать, как союзника.

Не следует забывать, что сознание ребенка легко путает
друга и союзника. Помощь других людей необходима ребенку
просто для того, чтобы выжить. Потеря союзника - настоящая
катастрофа для ребенка. Даже незначительное эмоциональное
отторжение, и то означает очевидную угрозу выживанию,
особенно если ребенок и без того не чувствует себя в
безопасности.

В работе с детьми вызывает затруднения и тот факт, что
ребенок должен подчиняться своим родителям. Если одитор
попытается враз избавиться от такого аберрирующего приказа,
задав во время сеанса ребенку вопрос, требующий мгновенного
ответа (21): "Должен ли ты выполнять то, что мама велела
тебе сейчас?", он будет сильно озадачен немедленным ответом:
"Да!". Короче говоря, проблему можно сформулировать так:
неподчинение родителям означает для ребенка немалый и вполне
реальный риск, угрожая выживанию.

Единственный способ обойти эти препятствия - создать
для ребенка атмосферу безопасности, дать ему понять, что его
ценят таким, каков он есть. Дианетика при этом отнюдь не
выступает за то, чтобы ребенку позволялось абсолютно все,
его нужно научить вести себя. Но родителям следует помнить,
что большинство детских выходок обусловлено инграммами,
которыми они же сами его и наградили. Физическая боль
инграммного происхождения, причем довольно сильная для него,
заставляет его вести себя плохо.

Недавно в наш Фонд (22) пришло письмо: "У нас есть
маленькая дочка и сын постарше. Мы знаем, что у девочки есть
инграмма, где мама говорит: "Я надеюсь, что это мальчик. Я
люблю мальчиков гораздо больше, чем девочек." Девочка
выглядит мальчиком и любым доступным образом старается
походить на своего брата."

Родителям хотелось знать, что же им делать. Единственно
возможный совет в такой ситуации: "Сделайте так, чтобы
ребенку захотелось быть девочкой, пусть она видит, что
девочкой быть хорошо. Остерегайтесь рестимулировать ее,
выказывая в любой форме предпочтение мальчикам."

Очень хорошо для ребенка, если вы погасите имевшие
место локи. Это очень просто, и при этом совсем не
требуется об`яснять ребенку, что вы с ним делаете. Процедура
примерно такова: "Что ты делал, когда ушибся головой?"
Ответ: "Я катался на своем трехколесном велосипеде."
Расспросите об инциденте подробнее, проиграйте его с
ребенком, затем вернитесь к началу и проиграйте еще раз. Это
довольно эффективно. Если инграммам не позволять
оставаться отпертыми <кий-ин>, они не будут оказывать
сильного влияния.

Относительно вэйлансов следует сказать еще вот что.
Находясь в чьем-то вэйлансе, ребенок не имеет возможности
осознать и реализовать собственную личность, потому что в
каждом вэйлансе уже есть готовый подход к жизни, линия
поведения с набором соответствующих стереотипов и т.д.
Конечно, у каждого человека достаточно сильный характер,
чтобы иногда пробиться сквозь вэйлансы и быть самим
собой. Но у инграмм и вэйлансов нрав покруче! А ничего
хорошего нет в том, чтобы быть в чужом вэйлансе. Истинная
помощь ребенку в том, чтобы помочь ему стать самим собой!

Категория: Психология | Добавил: NATALYA | Теги: отношения, дианетика, воспитание, семья, дети, Психология
Просмотров: 465 | Загрузок: 96 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: