Быстроногий Джар - Литература - Библиотека - Библиотека "Приятное с Полезным" - Приятное с Полезным: творчество,лайфхаки,мистика, и др.
Главная » Файлы » Библиотека » Литература

Быстроногий Джар
[ Скачать с сервера (169.2Kb) ] 25.03.2011, 14:30
Семен Каратов.

Быстроногий Джар.

Повесть из эпохи каменного века.

Географгиз 1962 г.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. 3

Глава 1. Чудовище 3
Глава 2. Маюм вспоминает 5
Глава 3. За каменным материалом 7
Глава 4. Уроки Маюма 10
Глава 5. Беркут 11
Глава 7. Рыжий Брат 14
Глава 8. Спустя месяц 16
Глава 9. Джар становится вожаком 18
Глава 10. Гибель Длинноухого Брата 20
Глава 11. Снова Мохор! 21
Глава 12. Джар наблюдает 22
Глава 14. Следы чужого племени 25
Глава 16. Мамонты 28
Глава 17. Люди чужого племени 29
Глава 18. Ночная схватка 31
Глава 19. Погоня 32
Глава 20. Наводнение 34
Глава 21. Джар и Тунг 36
Глава 22. Прыжок Джара 37
Глава 23. Месть не удалась 39
Глава 24. Гачу 40
Глава 25. Еще одна жертва Мохора 42
Глава 26. Первая попытка Джара 44
Глава 27. Конец Мохора 45

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ИЗГНАНИЕ 48

Глава 28. Лан, сын Лара 48
Глава 29. Тучи над головой Джара 50
Глава 30. Тунг остается с людьми 52
Глава 31. В ватаге охотников 54
Глава 32. Ожерелье 56
Глава 33. В глубине пещеры 58
Глава 34. Обрыв 60
Глава 35. Снова на страже 62
Глава 36. В логове львов 64
Глава 37. Лев, собака и человек 65
Глава 38. Джар пытается освободить пленников 67
Глава 39. По следам Аму и Тунга 70
Глава 40. Пришла весна 71
Глава 41. Песнь старого вождя 71
Глава 42. Страшнее смерти 74
Глава 43. На поиски Булу 75
Глава 44. Приемыш медведицы 77
Глава 45. В лесу 79
Глава 46. Сиреневые нити 80
Глава 47. Скрываясь от хароссов 82
Глава 48. В плену 84
Глава 49. На острове 87
Глава 50. Освобождение Аркхи 88
Глава 51. Их преследуют 89
Глава 52. Снова один 91

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ЗОВ СЕРДЦА 93

Глава 53. Призрак смерти 93
Глава 54. Четвероногие друзья 95
Глава 55. Пришла зима 96
Глава 56. Черноглазая охотница 99
Глава 57. Голос крови 101
Глава 58. Степные собаки 102
Глава 59. Кровожадный Брат 104
Глава 60. Лоан 106
Глава 61. Две встречи 108
Глава 62. Снова хароссы 110
Глава 63. Схватка 112

Эпилог 113

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.

Глава 1. Чудовище

На каменной площадке перед пещерами догорал ночной костер, слабо освещая
спящих в нишах людей. Одна из ниш служила убежищем старому вождю племени
андоров Маюму и двум юношам, которым он заменил отца, - Джару и Раму.
От легкого толчка Джара Рам проснулся, вскочил на четвереньки. Он понял:
это неспроста - что-то случилось. Иначе Джар не стал бы его будить, он
знает, как Рам любит спать.
Рам вопросительно посмотрел на Джара, но тот не обернулся - как сидел, так
и продолжал сидеть, пристально глядя в отверстие пещеры. Тогда и Рам
уставился туда же, присев на корточки возле своего друга.
Ночной туман постепенно рассеивался, над горизонтом показалась светлая
полоска - предвестница наступающего утра. Одинокая голубая звезда мерцала
на небе. С реки тянуло сыроватым холодком.
Рам недовольно поежился, зевнул во весь свой большой рот и хотел было
снова улечься на теплую оленью шкуру, но Джар опять толкнул его. Это
означало: "Слушай внимательно!" Люди каменного века были немногословны,
выразительные жесты им часто заменяли слова.
Рам, покачиваясь из стороны в сторону, почесывая шею и зевая, приложил
ладонь к уху, чтобы лучше слышать. Из степи доносились знакомые звуки: вот
раздался призывный вой волков, а вот послышались хохот и повизгивание
пещерных гиен - они часто бродили вблизи людского жилья, надеясь
чем-нибудь поживиться.
Зачем же Джар разбудил его? Спросить нельзя: разговаривать ночью, когда
взрослые спят, юношам запрещалось. Разговор ночью - это тревога. Они могут
получить основательную трепку...
И вдруг - Рам тоже услышал... жуткий протяжный вой!
Андоры знали голоса многих зверей: трубный рев разъяренного мамонта, злое
хрюканье потревоженного носорога, свирепое рычание пещерного льва - эти
звуки заставляли трепетать людей.
Далекий рев напоминал рычание льва, но казался Джару страшнее, потому что
он слышал его впервые. Вой раздавался все громче. Неизвестный зверь, без
сомнения, приближался к пещерам.
Испуганные юноши разбудили вождя племени - старого Маюма. Он мгновенно
поднялся со своего ложа и ринулся к выходу из пещеры. Грозный вой
прозвучал совсем близко.
- Уэхх! Уэхх! - крикнул Маюм, что означало на языке андоров тревогу.
Спящие в нишах мигом проснулись. Мужчины, вооруженные тяжелыми дубовыми
палицами, дротиками, деревянными копьями с каменными наконечниками,
столпились на площадке перед пещерами.
С восхищением и завистью смотрел Джар на вооруженных мужчин и думал:
"Джара считают юношей, а ему уже скоро 16 лет, у него ловкие сильные руки.
Если бы его послали на охоту, самые свирепые хищники боялись бы
встретиться с ним!.. Он мог бы вступить в единоборство даже с пещерным
львом или медведем!.."
Маюм пересек каменную площадку и остановился у отлогого спуска. Это был
высокий жилистый старик с массивными чертами лица, с острым проницательным
взглядом маленьких глаз, сверкавших из-под густых бровей. Перед Маюмом
простиралась саванна, слева пересекаемая рекой, а справа ограниченная
лесом. Вождь андоров устремил внимательный взор в ту сторону, откуда по
временам доносилось рычание.
Тяжело переваливаясь на ходу, широко расставляя ноги, из крайней пещеры
вышел коренастый волосатый человек лет двадцати пяти с низко срезанным
затылком, сутулой спиной и непомерно длинными руками - охотник Гурху.
Гурху выделялся - среди андоров не только исполинской силой, но и
бешено-упрямым, своевольным нравом. Вот и сейчас, вооруженный только
палицей, он с вызывающим видом двинулся в степь, навстречу неизвестному
чудовищу. Толпа на площадке возбужденно зашепталась: независимое поведение
молодого охотника нарушало обычаи племени.
Гурху уходил все дальше и дальше от пещер. Подняв над головой палицу, он,
подражая голосу разъяренного мамонта, время от времени издавал боевой клич
андоров:
- Ярхх! Ярхх!
Маюм тревожно смотрел ему вслед - он много испытал на своем веку и знал,
что человек не должен выходить в одиночку против опасного зверя. Приложив
щитком руки ко рту, он предостерегающе крикнул удалявшемуся Гурху:
- Оэй!.Оэй!
Но Гурху даже не обернулся.
На что он рассчитывал? Может быть, надеялся ошеломить неведомого зверя
своей смелостью и заставить его убраться восвояси? Или думал, что зверь
испугается близости людей и не посмеет напасть на него?
Угрожающий вой раздался снова...
Человек остановился. До ближайшего кустарника, где, по-видимому, притаился
зверь, было несколько десятков шагов; до пещер - во много раз больше.
Мысль о бегстве так же быстро исчезла у Гурху, как и возникла. Охотник
решил принять вызов. Готовый к бою, он застыл с поднятой над головою
палицей... Наступила тишина.
Заря чуть занималась, окрашивая в розовый цвет легкие облачка. Утренний
прохладный ветер шевелил густые, покрытые росой травы. Бесчисленные цветы
тянулись венчиками навстречу первым солнечным лучам. Степные ручьи, журча,
пробивали путь в мягких травах. То здесь, то там начинали звучать птичьи
голоса. Казалось, все в природе радовалось наступающему дню.
Но вдруг тишину разорвал крик потревоженной птицы.
Испуганно зашевелились стоявшие на площадке люди.
Маюм нахмурился и, подозвав к себе знаком Джара и Рама, отдал им какое-то
приказание. Юноши бросились к пещерам. А все охотники во главе с вождем
помчались на помощь к Гурху. Оставлять сородича в опасности нельзя - таков
закон андоров.
Снова раздался могучий рык, и неподалеку от Гурху взметнулся огромный
зверь. Это был редкий хищник - помесь львицы и тигра1. Он превосходил
своих, родителей силой и ростом, отличался особой свирепостью.
До сих пор племени не приходилось сталкиваться с подобным чудовищем:
грозный тигролев - Мохор, как прозвали его андоры, - блуждал в одиночестве
и сегодня случайно, в поисках добычи, набрел на поселение людей.
Плотное мускулистое тело с короткой гривой и длинным хвостом поражало
мощью. Из разинутой пасти Мохора торчали невиданной величины клыки.
Янтарно-желтые глаза горели злобой. Пена, покрывавшая морду, содрогающийся
затылок, вставшая дыбом бурая шерсть с несколькими черными полосами на ней
делали облик зверя устрашающим. При встрече с таким чудовище человек не
мог не ужаснуться.
И Гурху невольно попятился, но отступать было поздно. В одно мгновение
Мохор очутился рядом с человеком. Гурху почувствовал острый звериный запах
и изо всей силы нанес хищнику удар палицей. Но секунда растерянности
сыграла свою роль - Гурху промахнулся, его тяжелая дубина только
скользнула по молниеносно отпрянувшему зверю.
Ворочая головой из стороны в сторону, издавая злобное . рычание, Мохор
впился клыками в палицу и стал рвать ее из рук охотника. Могучие клыки
превращали дерево в щепки. Палица, на которую обрушил свою злобу
взбешенный зверь, спасла Гурху от неминуемой смерти. Скоро в руках
охотника остался только обломок, и Гурху в отчаянии бросил им в зверя,
пытаясь отогнать его. Чуть отведя в сторону голову, Мохор ударил лапой
безоружного человека. Тело Гурху покрылось кровью, он с глухим стоном
повалился в густую траву.
И вот в тот же миг на Мохора со всех сторон посыпался град яростных ударов
- подоспевшая ватага охотников набросилась на хищника.
От неожиданности зверь застыл на месте, но затем с ревом кинулся на своих
противников..
Люди боролись ожесточенно. Как только хищник пытался схватить ближайшего к
нему охотника, его тут же отвлекал меткий удар сбоку или сзади. На шкуре
тигрольва появились кровавые пятна. Мохор заметался - такая борьба долго
продолжаться не могла. Присев на задние лапы, он неожиданно перепрыгнул
через головы охотников.

На площадке перЯд пещерами стояли женщины и дети. С волнением наблюдали
они схватку, подбадривая охотников громкими криками. Их вопли привлекли
внимание хищника, и он понесся прямо к пещерам.
Увидев бегущего зверя, женщины, схватив малышей, устремились в глубь
пещер. Маленькая Арза стояла, как и все, у края обрыва - в суматохе ее
столкнули вниз. Вскочив на ноги, она стала проворно карабкаться по откосу.
Охотники кинулись ей на помощь, но поздно - лапа Мохора настигла девочку.
Удар, короткий крик... Обнюхав мертвую добычу, чудовище подняло морду и
протяжно завыло, приводя в ужас женщин и детей.
Тигролев наклонился над девочкой. Женщины закричали... Вдруг Мохор,
испуганно фыркая, резко поднял голову и закружился на месте, потом,
оставив добычу, неловко скатился с откоса и, не оглядываясь, огромными
прыжками умчался прочь.
Что случилось? Что могло заставить хищника обратиться в бегство?
...Выслушав приказание вождя, Джар и Рам побежали в пещеру, чтобы разжечь
костер. Хворост, ветки, кости животных - все полетело в огонь. Рам следил
за ходом боя. Он крикнул - и Джар, схватив горящую ветку, устремился к
откосу. Занятый своей добычей, Мохор не заметил приближения юноши.
Скользнув с площадки вниз, Джар очутился перед зверем и сунул горящую
головню в его окровавленную пасть.
Испуганный, опаленный огнем, подгоняемый болью и страхом, тигролев, не
разбирая дороги, пронесся мимо охотников. Маюм выхватил у ближайшего
охотника дротик и с силой метнул его вслед хищнику. Вождь славился тем,
что превосходно владел этим оружием. И сейчас рука Маюма не дрогнула -
дротик вонзился в бедро зверя.
Некоторое время хищник продолжал бежать с торчащим в бедре оружием, но
боль заставила его остановиться. Он попытался зубами дотянуться до
дротика, потом стал кататься по траве, и, наконец, сумел освободиться от
него. Из раны полилась кровь. Припадая на раненую ногу, оставляя в траве
алый след, Мохор побрел к лесу.
Охотники не стали преследовать его - раненый тигролев еще более опасен. Да
и зачем? Зверь отогнан, бежал и вряд ли скоро вернется в эти места. Так
думали андоры, возвращаясь в становище. Они были горды, они торжествовали
победу над чудовищем. Их радостные крики вспугнули не одно животное.
Мохор остановился и долго глядел вслед людям. Из горла зверя по временам
вырывалось приглушенное гневное рычание. Он был голоден, испытывал боль, и
во всем были повинны эти слабые двуногие существа!
Яркие лучи солнца вырвались из-за облака и ослепили зверя. Он злобно
зажмурился и, хромая, направился к гуще деревьев. Вскоре темный силуэт
Мохора растворился в сумраке леса.

Глава 2. Маюм вспоминает

Весеннее солнце пробудило природу. В воздухе над саван" ной .струился
запах цветов. Быстро летали чайки, их пронзительные голоса разносились
далеко вокруг. Белоснежные крылья птиц сливались с островками молочного
тумана, реявшего над рекой.
На водопой потянулись животные - табунами, семьями, в одиночку. Среди
ветвей цветущего кустарника показалась чуть запрокинутая назад голова
большерогого оленя. Подойдя к желтоватой реке, он медленно наклонил
голову, отягощенную рогами, будто боясь их уронить, и припал к воде.
Рядом зашевелились кусты, и из них с шумом появилось многочисленное
семейство старого кабана. Оттеснив оленя, дикие свиньи приблизились к
воде. Вдруг матерый кабан забеспокоился, приподнял уродливую голову - он
почувствовал подозрительный запах. Недовольно захрюкав, кабан увел стадо в
прибрежные заросли. Большерогий олень, втянув ноздрями воздух, тоже
неожиданно отпрянул от воды и галопом умчался прочь. К реке цепочкой
подошла волчья стая. Волки выстроились в ряд и с жадностью принялись
лакать воду. По их отяжелевшим животам можно было судить, что ночная охота
принесла хищникам удачу.
Задрожала земля, и саванну накрыла лохматая туча. На водопой шло стадо
бизонов. Изредка животные останавливались и, сознавая свою грозную силу,
спокойно щипали свежую зеленую траву. Потом неторопливо двигались вперед.
Самки с телятами шли в середине стада - их охраняли могучие быки.
Почуяв волков, бизоны остановились. Несколько лобастых самцов отделились
от стада. Наклонив тяжелые головы, угрожающе храпя, они пошли прямо к тому
месту, где расположилась стая серых хищников. Сытым волкам не хотелось
начинать схватку с опасным противником. Скаля зубы и ворча, они ушли в
сторону, освобождая бизонам место у реки.
Стадо небольшими группами вошло в воду. На мелководье годовалые телята
начали возню. Но весенняя вода была еще холодна, и вскоре бизоны вышли на
берег. Огромный бык со свалявшейся на боках шерстью несколько раз подряд
ударил копытом о землю - это послужило сигналом для стада. Задрав хвосты,
бизоны умчались вслед за вожаком: животные почувствовали приближение людей.
Из-за холма показался Маюм в сопровождении нескольких охотников. Люди
несли на медвежьей шкуре раненного Мохором Гурху. Как всегда, охотники
шли, слегка сутулясь, немного согнув колени. Некоторые своей внешностью
напоминали неандертальцев2: у них был низкий покатый лоб, массивные
челюсти с крупными зубами, что придавало им свирепый вид. На охотниках
была одежда из оленьих шкур с костяными застежками. При кажущейся внешней
неуклюжести охотники ступали легко и бесшумно. Они изредка
останавливались, оглядывались по сторонам, внимательно прислушивались к
звукам, старались уловить в воздухе подозрительные запахи.
Сейчас как будто ничто не предвещало опасности, и андоры спокойно подошли
к реке. Стоя на коленях, зачерпывая руками воду, люди с наслаждением
утоляли жажду.
Гурху лежал с закрытыми глазами. Он дышал тяжело. Глубокие рваные раны на
плече и на груди все еще кровоточили. Маюм с помощью Джара обмыл их, а
затем вылизал языком - так и дикие звери залечивают свои раны. Потом вождь
сорвал несколько листьев неизвестного Джару растения и наложил их на раны
Гурху. Лечение закончилось - остальное должен был завершить могучий
организм первобытного человека.
Подхватив шкуру медведя, на которой неподвижно лежал Гурху, охотники
заторопились в становище.
Скалы с их пещерами, нишами были надежным укрытием для первобытных людей.
Возле скал зажигались костры, защищенные естественными каменными навесами
от северного ветра и дождя. Топливо было всегда под руками: хворост, ветви
кустарников и кости убитых животных.
Когда Маюм с охотниками и раненым Гурху достигли становища, там царило
оживление. В земляных ямах на раскаленных камнях поджаривались туши
добытых накануне антилоп. Смешанный с дымом запах жареного мяса щекотал
ноздри, от него во рту собиралась слюна. Голодные андоры нетерпеливо ждали
раздачи пищи и поэтому встретили подошедших охотников громкими криками.
Маюм и старая Глах занялись распределением мяса. В награду за свой смелый
поступок Джар первым получил от Маюма подрумяненный кусок жирной антилопы.
Джар поднял на вытянутой руке этот лакомый кусок, чтобы все могли получше
разглядеть его. Среди сидящих на земле соплеменников раздались
одобрительные возгласы. Храбрый поступок юноши, прогнавшего страшного
зверя, был достоин награды из рук Старейшего. Кроме Маюма, андоры называли
старейшими еще нескольких стариков за их опыт и мужество.
Один Рам не радовался успеху Джара - он завидовал ему. "Рам тоже мог бы
ткнуть в зверя пылающей головней!" - думал он. Но Рам понимал, что Маюм
дает жирный кусок мяса за дело, а не за одни только мысли, пусть даже
самые смелые... Юноша вздохнул, и, срывая злобу, с силой швырнул в костер
обглоданную кость. Сидевшие рядом с юношей девушки-подростки - ловкая
живая Кри и ее маленькая робкая подруга Гата - захихикали: они поняли
причину плохого настроения Рама.
Рам собрался было угостить их тумаком, как вдруг из-под каменного навеса,
где на медвежьей шкуре лежал Гурху, раздался громкий, протяжный стон.
Раненый охотник пришел в себя и, опираясь на локти, чуть приподнялся -
видимо, это стоило ему больших усилий. Он смотрел воспаленными глазами на
Джара, который в это время медленно, желая как можно дольше продлить
удовольствие, жевал полученное в награду мясо.
Лицо раненого исказилось страданием - горели раны, нанесенные когтями
Мохора, а тут еще, как назло, торжество этого мальчишки, напоминающее
охотнику о его поражении... Стиснув зубы, с глухим стоном Гурху снова
повалился на шкуру медведя. Обеспокоенная Глах подбежала к нему. Гурху
приходился ей внуком.
- Воды! - прохрипел раненый охотник.
Глах взяла наполненный водой панцирь крупной сухопутной черепахи3 и,
заботливо приподняв раненого, напоила его.

Сидевшие на корточках вокруг костров люди давно насытились, но не
расходились. Одни уже покончили с едой и лениво облизывали пальцы,
вытирали лоснящиеся от жира подбородки, другие еще лакомились мозгом из
костей.
Маленькая Арза, жертва Мохора, была погребена, и о ней уже не вспоминали.
Только ее мать, сильная мужественная Ру, была грустна и стояла одна в
стороне от костров.
Маюм сидел на корточках и, протянув к огню руки с припухшими суставами,
грел их. Вождь думал.
Мысли его были невеселы: припоминались несчастья, которые за последнее
время обрушились на орду. Не так давно в становище вокруг костров
собиралось более ста человек. Теперь орда намного уменьшилась и состояла
главным образом из женщин и детей. В схватках с животными и в боях с
врагами убито много охотников - защитников и кормильцев племени. Вот
почему вождь был так подавлен безрассудным поступком .сильнейшего охотника
орды - Гурху. Мохор нанес ему глубокие раны. Гурху не скоро оправится. А
вдруг на становище опять нападут враги?
От этой мысли Маюм почувствовал озноб, как будто его окунули в ледяную
воду. Он поднял голову, посмотрел на лохматые детские головки, и выражение
его липа смягчилось. Перед мысленным взором вождя проносились картины
недавнего прошлого. Племя андоров жило тогда в долине, где часто
появлялись кочующие стада мамонтов. Четвероногие исполины ходили на
водопой по тропе, которая в нескольких местах шла по краю крутых обрывов.
Ватага охотников, спрятавшись в зарослях, подстерегала мамонтов и затем,
выскочив из засады, криками, метанием камней и дротиков гнала их к опасным
обрывам. Некоторые животные падали в реку и становились добычей людей.
Но в одно страшное утро счастье изменило андорам. Казалось, все шло
благополучно, охотники погнали к реке вспугнутое стадо. Вдруг старый
мамонт со сломанным бивнем внезапно повернулся и ринулся на людей.
Ближайший к нему охотник не успел отбежать и тут же был растоптан. Почуяв
кровь, мамонт еще больше рассвирепел. Трубный крик исполина взбудоражил
все стадо. Огромные животные бросились на людей. Они выхватывали их
цепкими хоботами из зарослей и безжалостно топтали. Только те охотники,
которые успели добежать до высоких скал, спаслись...
Через несколько дней на племя обрушилась новая беда. Андоры, занятые
погребением убитых сородичей, Не заметили приближения враждебного племени.
Началась жестокая схватка. Со свистом взлетали тяжелые палицы, пускались в
ход дротики, копья, рогатины. С обеих сторон было много убитых и раненых.
Маюм, Гурху и все мужчины, уцелевшие после охоты на мамонтов, а также
некоторые женщины под предводительством отважной Ру самоотверженно
защищали родное становище. Но Маюм понял, что андоры не выдержат натиска
более многочисленных врагов и, отбежав в сторону, издал призывный клич.
Все бросились к становищу, чтобы вместе с женщинами и детьми скрыться в
ближайшем лесу. Спасаясь от преследования, племя разбилось на две группы -
- часть последовала за Маюмом, другая - ушла с кривоногим охотником Булу.
Десять дней скитались люди под предводительством Маюма, пока им не
посчастливилось найти скалы с пригодными для жилья пещерами. В них они и
поселились.
Прошло много лун, а разыскать Булу не удавалось. Это тревожило вождя,
тяжелые мысли одолевали его: с малочисленной ватагой охотников сейчас
нечего было я думать об охоте на мамонтов... Ртов, требующих пищи, больше,
чем рук, способных добыть ее... Во время бегства от враждебного племени,
андоры потеряли звериные шкуры и каменные орудия... В орде осталось мало
защитников...
Маюм поднял голову, почувствовав на себе встревоженные взгляды сородичей,
- их беспокоила задумчивость вождя.
"Да, все это так. Но Маюм не должен быть слабым! - твердо решил про себя
вождь, и глаза его загорелись молодым блеском. - Иначе что будет с
андорами, особенно с женщинами и детьми? Все они надеются на Маюма! Он -
вождь!"
И всесильный зов жизни заставил старого вождя отогнать от себя мрачные
мысли, вскочить на ноги и издать могучий клич, оповестивший андоров, что
жизнь становища, жизнь, полная забот и тревог, продолжается, как всегда!

Глава 3. За каменным материалом

Люди каменного века обычно селились по берегам рек и озер. Поэтому и
андоров привлекли пещеры у реки. Они знали, что вблизи их становища будут
часто проходить на водопой косяки лошадей, кочующие стада антилоп и
бизонов. Племя, таким образом, всегда будет обеспечено мясом.
С наступлением весеннего тепла копытные животные тянулись на север в
поисках новых пастбищ. Приближение зимы заставляло их снова перекочевывать
на юг. Людям это было на руку: кочующие стада не так пугливы, на них легче
охотиться. Когда животные начинали реже появляться вблизи человеческого
жилья, люди на некоторое время меняли стоянки. Похолодание в природе также
заставляло их искать более приспособленные для зимы убежища - они селились
в неглубоких пещерах, нередко вступая в бой с хищниками за обладание
каменным жилищем. Огонь очагов и сытная мясная пища, без которой теперь
уже не обходились люди, помогали им переносить лютые морозы. Защищали от
холода и шкуры зверей - к этому времени люди научились обрабатывать их.
Занимались этим женщины, и самой умелой в племени андоров была старая
Глах. Женщины расстилали шкуру мехом книзу и осторожно небольшими камнями
с заостренными краями очищали мездру4 от остатков мяса и жира. Работа эта
требовала большого терпения, не говоря уже о физической силе. Потом они
раскраивали шкуры с помощью особых кремневых орудий и, наконец, шили из
них одежду костяными иглами и нитями из сухожилий оленя.

Не все женщины племени были заняты сегодня обработкой шкур. Некоторые из
них в сопровождении подростков направились в лес добывать съедобные
коренья, взяв для этой цели палки с заостренными концами. Особенно ловко
пользовались этими незамысловатыми орудиями две подружки - Кри и Гата.
Несколько женщин - среди них была и смелая Ру - предпочитали этим женским
занятиям охоту. Они отправились вместе с ватагой охотников в степь, где
водились стада копытных животных. Вел ватагу Кабу - Бобровый Зуб, -
немолодой, коренастый, рыжеволосый человек.
Помня о недавнем нападении врагов, Маюм поручил трем охотникам обходить
окрестности становища, чтобы, в случае опасности своевременно предупредить
сородичей. Кроме того, . сторожевые должны были выяснить, куда вели следы
раненого Мохора. В становище остались маленькие дети под присмотром
подростков, женщины и старики.
После того как большинство обитателей пещер разошлось, собрался в путь и
Маюм в сопровождении Джара и Рама. Вождь взял с собой волчью шкуру и копье
с каменным наконечником. Сойдя с площадки, он сразу же повернул в сторону
скалистого кряжа, тонувшего в синей дымке тумана. Юноши переглянулись:
цель похода стала ясна. Вождь вел их на поиски камня, пригодного для
выделки орудий.
Вскоре путники дошли до цепи каменных громад. Причудливые очертания
некоторых скал напоминали Джару фигуры животных. Вот эта похожа на
лежащего льва, а вот высится громадный каменный мамонт. Кажется, исполин
сейчас шагнет и загородит узкий проход между скалами. Суровый окрик Маюма
заставил Джара оторваться от интересного зрелища и продолжать путь. Но все
же он оглянулся, чтобы еще раз полюбоваться на чудо природы. В нем все
чаще просыпался интерес к необычному. Ткнув локтем Рама в бок, Джар указал
ему глазами на каменное изваяние. Рам, пожав плечами, ответил ему
равнодушным взглядом. А поделиться с другом своими мыслями Джар не мог.
Разговаривать в походе младшим не разрешалось, иначе Маюм никогда не
возьмет их с собой. Надо внимательно смотреть по сторонам - опасность
везде!
Скалистый кряж тянулся далеко на север и постепенно удалялся от реки. В
некоторых местах густой смешанный лес подходил вплотную к каменным
громадам, преградившим ему путь. Яркое весеннее солнце поднялось высоко и
стало припекать. Сняв одежду, сшитую из мягкой оленьей шкуры, юноши с
наслаждением подставили обнаженные спины живительным лучам.
В племени андоров существовал обычай: охотник, убивший зверя, имел право
носить его шкуру. На плечах Маюма иногда красовался пышный мех пещерного
льва, убитого вождем в облавной охоте, а Гурху покрывался шкурой серого
медведя, сраженного его палицей. В честь победы охотника над этим свирепым
зверем андоры прозвали Гурху Серым Медведем. Джар и Рам не убили до сих
пор ни одного опасного хищника и поэтому должны были довольствоваться
скромным мехом оленя. В них возбуждала зависть даже шкура волка, лежавшая
в пещере возле ложа Маюма.
Сейчас Маюму эта волчья шкура нужна была для переноски камней в становище.
Острый взгляд Старейшего рыскал по сторонам в поисках нужного камня.
- Камень! Маюм нашел камень! - закричал старый охотник, склонившись над
крупным кремневым осколком величиной с человеческую голову. Подняв другой
камень, поменьше, он стукнул им по найденному кремню и отколол от него
тонкую пластину. Старик долго водил ладонью по поверхности камня, изучая
его свойства. Наконец из горла Старейшего вырвались звуки, похожие на
бульканье воды, - это означало, что он доволен осмотром. Вождь стал высоко
подпрыгивать, похлопывая себя по бедрам. Юноши повторяли его движения. Так
они выражали радость по поводу находки. Волчью шкуру с кремнями Джар и Рам
должны были нести по очереди. Маленький отряд пошел к реке. Маюм двигался
не торопясь, осторожно ступая по мелкому, острому щебню, время от времени
вытирая лоб, на котором выступали капли пота.
Неожиданно Джар вскрикнул и остановился, потирая лодыжку, - он случайно
наступил на безногую ящерицу, и она укусила его.
- Если ящерица, значит будет тепло, - объяснил юношам Маюм, - она не
ядовитая, ее можно есть.
- Какая большая! - сказал Джар, - не меньше, чем мой прыжок.
Безногая ящерица быстро ползла вперед, пытаясь скрыться между камней. Но
Рам ударом копья прикончил ее. Сделав привал, охотники с удовольствием
полакомились нежным мясом ящерицы. Люди отдыхали, сидя на корточках. Они
расположились так, чтобы вся местность находилась в поле их зрения, возле
каждого лежало копье. Копья юношей не имели каменных наконечников, для
прочности их концы были обожжены на костре.
Неподалеку от Джара на скале промелькнуло какое-то маленькое животное.
Через миг оно снова появилось, сверкнув на солнце зелеными чешуйками.
"Ящерица!" - Джар вспомнил, как еще в долине Мамонтов, на одной из скал,
ему удалось приручить целый выводок точно таких же быстрых ящериц, они
привыкли брать из рук юноши червяков и мух. Достаточно было Джару
постучать по скале, как маленькие животные выползали из всех щелей. Юноша
предпочитал наблюдать за их жизнью, а не лакомиться ими, как это обычно
делал Рам.
А совсем недавно, уже на новом месте, в руки ему попался живой кролик.
Случилось это так: Джар увидел, как лисица поймала зверька. Спугнув лису,
Джар обнаружил, что кролик жив, но хромает, - у него была повреждена
лапка. Юноша отнес его в пещеру. И до него охотники приносили с собой
молодых зверьков, попадались среди них и подранки. Нередко зверьки
привыкали к людям, но это еще не было приручением животных. Когда не
хватало пищи, зверей убивали.
В одном из уголков пещеры Джар отгородил камнями местечко для кролика.
Вскоре зверек уже брал ветки и траву из рук человека. Когда через
несколько дней юноша вынес хромоножку на площадку, кролик не сделал
попытки убежать. Джар привязался к своему питомцу, и, зная это, обитатели
пещер щадили зверька. Вот и сейчас Джар охотно вернулся бы в становище и
поглядел, что поделывает его Длинноухий Брат - так называл он серого
кролика...
Сильный зной разморил старого Маюма. Медленно поднимаясь с земли, он
морщился, потирал ноющие колени - многолетнее пребывание в сырых пещерах
давало себя знать. Поглядев на своих молодых спутников, вождь решил
испытать их сообразительность и ловкость. Молча он указал на вершину
высокой скалы.
Юноши поняли Старейшего. Джар быстро и ловко стал взбираться на скалу. Рам
старался не отставать от него, но избегал гладких, отвесных мест.
Глядя на юношей, Маюм одобрительно покрякивал. Первым достиг вершины скалы
Джар. Но вот рядом с ним встал и Рам. Прикрыв ладонью глаза, юноши
внимательно осматривали местность со своей наблюдательной вышки. Не
обнаружив ничего внушающего опасения, они стали спускаться, стараясь
обогнать один другого. И на этот раз Джар оказался проворнее.
Охотники снова зашагали к реке. Она блестела, искрилась в просвете между
скал. Ее желтые волны, подгоняемые ветром, курчавились белой пеной. Над
водой стремительно носились ласточки, в воздухе кружились крикливые чайки.
Знакомая картина радовала сердца людей: родное становище близко! Люди
ускорили шаги, им хотелось поскорее покинуть мрачный лабиринт скал.
Когда охотники вышли на обширный луг, который спускался к самой воде,
свежий речной воздух ударил им в лицо. Джар глубоко, всей грудью вдыхал
его.
Там, где река делала крутой поворот, в прозрачном воздухе вились сиреневые
нити дыма.
- Старая Глах разожгла костер, - сказал вождь, - андоры получат жареное
мясо.
Во все времена существования человека, с той поры, как люди научились
пользоваться огнем, приветливый дым родного очага всегда радовал путников.
Вдруг все трое остановились: мимо них по траве пронеслась широкая тень и
послышался свист рассекаемого крыльями воздуха. Подняв головы, люди
увидели, что совсем низко над ними пролетела огромная птица. Ее чуть
приоткрытый клюв и растопыренные острые когти внушали страх. Люди подняли
копья, готовясь к защите, но пернатый хищник, не обратив на них внимания,
чуть шевеля крыльями, скрылся за деревьями. Это был орел беркут - гроза
молодых антилоп сайгаков.
Неожиданно Рам, неуклюже подпрыгнув, с громким воплем покатился по траве.
Маюм и Джар быстро обшарили все вокруг, думая, что его ужалила змея.
Оказалось, что Раму впился в пятку острый осколок камня. Вынув осколок и
залепив ранку листком, юноша вскочил на ноги и погрозил кулаком в сторону
улетевшей птицы: он напоролся на камень, потому что загляделся на беркута!
Это показалось Маюму и Джару забавным, они не могли удержаться от смеха.
Рам разозлился еще больше. Прыгая на одной ноге, он грозил кулаком уже не
птице, а стоявшему рядом Джару.
- Лягушонок! Лягушонок! - поддразнивал его Джар. Такого оскорбления Рам не
мог стерпеть.
- Джар - земляной червяк! - злобно сказал он, - Рам побьет его!
- Лягушонок не посмеет, Джар сильнее его! - ответил Джар.
Сейчас, когда маленький отряд был в безопасности, Маюм ничего не имел
против того, чтобы юноши подрались. Он считал, что такие поединки полезны,
они подготавливают юношей к серьезным схваткам с врагами. Предвкушая
развлечение, он весело ухмылялся, похлопывая себя по бедрам и подзадоривая
юношей.
- Рам назвал Джара - земляной червяк! - качая головой, говорил Маюм, -
Джар - червяк? А Маюм думал: Джар - Быстроногий Олень! - Потом,
повернувшись к Раму, он стал дразнить его: - Лягушонок! Рам - лягушонок!
Джар и Рам, наклонив головы, стояли, похожие на молодых бычков, готовых
кинуться друг на друга.
Маюм разглядывал юношей: Джар довольно высок для своих лет, мускулист,
широкоплеч, кроме того, он один из лучших бегунов племени. Рам ниже
ростом, его почти квадратное туловище говорит о большой физической силе,
чем-то он напоминает коренастого Гурху.
С громким возгласом "ярхх!" юноши начали драку. Рам напоминал своими
ухватками медведя, а Джар был ловок и увертлив, как рысь. Вначале они
рычали, подражая дерущимся зверям, потом, утомившись, лишь громко сопели.
Их удары утратили стремительность и точность. Юноши шатались от усталости,
но ни одному из них не хотелось заканчивать бой первому. Вождь уже не
улыбался - его удивляло упорство юношей. Он заметил, что они поглядывают
на камни, намереваясь, по-видимому, взяться за них. Тогда вождь издал
резкий крик, призывающий прекратить драку. Джар и Рам нехотя повиновались,
разошлись, продолжая бросать друг на друга свирепые взгляды.
Глядя на разукрашенные царапинами и синяками лица юношей, Маюм громко
захохотал. Юноши тоже расхохотались и потерлись носами в знак полного
примирения и дружбы.
Когда на площадке перед пещерами появился Маюм, держа над головой осколок
кремня, андоры разразились радостными криками: такая находка для
первобытных людей значила много!..

Глава 4. Уроки Маюма

На другой день Маюм, Джар и Рам спустились к берегу реки и под тенью ив
принялись за изготовление каменных орудий. Найденный камень оказался
превосходным темным меловым кремнем необычайной прочности. Маюм был очень
доволен своей находкой.
Сегодня он решил показать юношам способы обработки камня.
Работа по изготовлению камен

Категория: Литература | Добавил: NATALYA
Просмотров: 588 | Загрузок: 144 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: